Давление и объем связаны между собой законом

Калининским районным судом Санкт-Петерурга удовлетворены исковые требования Л. к ЗАО "МЕДИ" о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, причиненного нарушением прав потребителей. В обоснование своих требований истица указала, что она обратилась к ответчику за получением платной медицинской услуги по лазерной коррекции зрения методом LASIK. Между истицей и ответчиком был заключен договор на оказание платных медицинских услуг по коррекции зрения, и в тот же день истице выполнена операция по лазерной коррекции зрения. При последующем осмотре у врача истица предъявила жалобы на ухудшение зрения; в дальнейшем какого-либо улучшения, несмотря на соблюдение рекомендаций врача, не последовало. В ходе судебного процесса ответчиком было признано и в результата судебно-медицинской экспертизы подтверждено, что при выполнении лазерной коррекции зерения Л. врачом-офтальмологом была допущена ошибка: неправильно были выбраны настройки лазерной установки (был неправильно введён показатель направления оси корригирующего меридиана роговицы), что повлекло значительное ухудшение зрительной функции пациентки. Вследствие допущенной ошибки ответчика у истицы возникла необходимость в выполнении повторной операции по устранению результата допущенного дефекта, которую истица выполнила в Офтальмологическом центре г. Барселона (Испания). Судом с ЗАО "МЕДИ" были взысканы расходы истицы на приобретение некачественной медицинской услуги ответчика, расходы на повторную операцию, транспортные расходы на проезд к месту выполнения повторного оперативного вмешательства, штраф за отказ от удовлетворения законных требований потребителя в добровольном порядке, штраф за нарушение прав потребителя, компенсация морального вреда, судебные расходы. Интересы истицы Л. в судебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Выборгский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования О. о взыскании с ООО «Центр репродукции и планирования семьи МЕДИКА» убытков, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа. Истец О. в обоснование заявленных требований указал, что врачом-урологом клиники-ответчика ему была выполнена манипуляция взятия мазка из уретры. Во время манипуляции истец предъявил врачу жалобы на необычно сильные болевые ощущения, однако врач пояснил, что для подобной процедуры дискомфорт и боль являются нормой. Дома ранним утром при попытке помочиться пациент потерял сознание от боли. При обращении пациента в клинику в тот же день от оказания ему какой-либо специфической помощи клиника отказалась. В тот же день О. был госпитализирован в урологическое отделение СПб ГБУЗ "Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы", где находился на стационарном лечении с диагнозом "Травма (надрыв) уретры. Посттравматическая уретроррагия». В связи с тем, что в результате манипуляций по взятию мазка из уретры у пациента возникло новое патологическое состояние, которого ранее, до обращения к ответчику, у него не отмечалось, истцу О. потребовалось стационарное и последующее длительное амбулаторное лечение, включающее медикаментозную терапию, физиотерапию, регулярные врачебные консультации, а тажке последующее стационарное хирургическое лечение (пластика уретры) по устранению неблагоприятных последствий манипуляции в виде посттравматической стриктуры уретры. Учитывая распределение бремени доказывания по искам о нарушении прав потребителя, принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы о невозможности достоверно высказаться о качестве оказания истцу медицинской услуги по взятию мазка в связи с отсутствием в медицинских документах ответчика объективных данных о применённой технике взятия мазка из уретры, суд пришёл к выводу о том, что ответчик не доказал, что истцу была оказана медицинская услуга надлежащего качества, на основании чего суд взыскал с ООО "Центр репродукции и планирования семьи МЕДИКА" расходы истца на приобретение некачественной медицинской услуги, компенсацию причинённого истцу морального вреда, штраф за нарушение прав потребителя, судебные расходы. Интересы истца О. представляла адвокат Ольга Зиновьева.


Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования истицы Я. к ООО «Клиника швейцарской имплантологии" и ООО «Eiffel Medical Center» (Будапешт, Венгрия) о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, причиненных нарушением прав потребителя и повреждением здоровья. Истица обратилась за судебной защитой, мотивируя свои требования тем, что, обратившись в ООО "Клиника швейцарской имплантологии" с жалобами на частичное отсутствие зубов, она была направлена на имплантацию и протезирование в венгерскую клинику, причём денежные средства в наличной форме с неё были получены ООО "Клиника швейцарской имплантологии" в Санкт-Петербурге. Ответчиком ООО "Eiffel Medical Center" был избран неправильный метод имплантации - базальная имплантация, который не позволил качественно произвести имплантацию и последующее протезирование. В дальнейшем Я. повторно обратилась в ООО "Клиника швейцарской имплантологии" с жалобами на неудачное протезирование, однако указанный ответчик на протяжении года никаких эффективных действий по лечению пациентки не предпринимал, что усугубило патологию. Впоследствии истица обратилась в стороннюю клинику, в которой был зафиксирован объективный статус пациентки и составлен план лечения, включавший снятие установленных ортопедических конструкций, удаление ранее установленных имплантатов, костную пластику, терапевтическую санацию полости рта, повторную имплантацию и рациональное протезирование. Проведённая по делу судебно-медицинская экспертиза подтвердила, что ответчиками был неверно избран метод стоматологического лечения, некачественно выполнено хирургическое и ортопедическое лечение, что позволило суду взыскать с обоих ответчиков расходы, понесённые истией на приобретение медицинских услуг ответчиков, предстоящие расходы, которые истица должна будет понести для повторного стоматологического лечения в соответствии с составленным планом лечения, штраф за нарушение прав потребителя, штраф за отказ от добровольного удовлетворения законных требований потребителя, штраф за нарушение сроков оказания услуги, компенсацию морального вреда и судебные расходы. Интересы истицы Я. представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Калининским районным судом Санкт-Петербурга удовлетворены исковые требования истцов Р. к СПб ГБУЗ "Родильный дом № 9" о взыскании компенсации морального вреда, причинённого смертью новорождённого ребёнка, и расходов на погребение. В обоснование исковых требований истцы указали, что смерть их новорожденного сына наступила в результате виновных действий сотрудников ответчика. В ходе судебного разбирательства дела были установлены дефекты оказания медицинской помощи, которые выразились в недооценке факторов пренатального риска, непроведении необходимого динамического КТГ-мониторинга при наличии родостимулирующей терапии и сомнительного результата записи КТГ, несовоевременной (запоздалой) диагностике острой внутриматочной гипоксии плода. Экспертным путём было установлено, что невыполнение кардиотокграфии в процессе родовой деятельности в динамике после регистрации показателей предыдущей, которую нельзя было расценивать как нормальную, не позволило своевременно выявить у истицы Р. признаки гипоксического состояния плода и применить тактику оперативного родоразрешения, а именно более ранее применение операции вакуум-экстракции плода либо родоразрешение путем операции кесарево сечение. При наличии родостимулирующей терапии проведение кардиотографии плода до начала, в процессе и после выполнения родостимулирующей терапии является необходимым, но в данном случае не было выполнено в должном объёме, а осуществлялось только в процессе родов эпизодически, что не позволило своевременно диагностировать острую гипоксию плода в родах. Судом были установлены дефекты оказания медицинских услуг при родовспоможении у истицы Р., находящиеся в причинно-следственной связи с наступлением смерти ребенка, что позволило суду взыскать с СПб ГБУЗ "Родильный дом № 9" компенсацию морального вреда в размере 1000000 руб. в пользу каждого истца, расходы на погребение ребёнка, судебные расходы.

Смольнинским районным судом Санкт-Петербурга удовлетворены исковые требования М. к ГБОУ ВПО "Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И. И. Мечникова» о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, причиненных нарушением прав потребителя. В обоснование исковых требований М. указал, что он обратился к ответчику за получением медицинской услуги в рамках добровольного медицинкого страхования в объёме выполнения мультиспиральной компьютерной томографии органов брюшной полости с внутривенным контрастированием. В процессе выполнения процедуры у М. возникла резкая слабость, на левой верхней конечности образовался выраженный отёк, однако врач заверил его, что названные симптомы характерны для пациентов после данной процедуры и не являются поводом для беспокойства. На следующий день, в связи с непрекращающимися болями, а также резким увеличением отёка, истец после осмотра хирургом был госпитализирован в стационар с диагнозом «флебит верхней конечности». Заключением судебно-медицинской экспертизы установлен допущенный ответчиком дефект оказания медицинской помощи, выразившийся в несоблюдении методики введения контрастного вещества, вследствие чего произошло экстравазальное введение препарата Омнипак, клиническим проявлением которого явилось незамедлительное появление болезненных ощущений. Судом установлено, что, ввиду наличия дефекта оказания медицинской помощи и развития осложнения, медицинская услуга истцу М. была оказана некачественно, манипуляция, выполненная ответчиком с нарушением методики, оказалась небезопасной для здоровья истца. Судом установлена причинно-следственная связь между допущенным дефектом оказания медицинской помощи и последующим амбулаторным и стационарным лечением М., что позволило суду взыскать расходы М. на приобретение медицинских услуг, доплату за палату повышенной комфортности, компенсацию морального вреда и предусмотренные законодательством о защите прав потребителей штрафы. Интересы истца М. представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Судебной коллегией Санкт-Петербургского городского суда оставлено в силе решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга, отказавшего в удовлетворении исковых требований И. к СПб ГБУЗ "Женская консультация № 44 Пушкинского района", МУЗ "Липецкий родильный дом". Интересы ответчика СПб ГБУЗ "Женская консультация № 44" представляли адвокат Ольга Зиновьева и старший юрист адвокатского бюро Анна Медведская. Судебной коллегией было установлено, что исковые требования к указанному ответчику, основанные на ненадлежащем оказании истице И. медицинской помощи по ведению беременности, повлекшем рождение у истицы И. ребёнка с родовыми травмами, предъявлены при отсутствии доказательств самого факта обращения истицы И. в СПб ГБУЗ "Женская консультация № 44" - на территории Санкт-Петербурга истица И. никогда не проживала, в указанное лечебное учреждение не обращалась, каких-либо документальных данных, свидетельствующих о получении медицинской помощи, не предоставила, данные медицинских работников, которые могли бы ей оказывать медицинскую помощь, назвать затруднилась. Судебной коллегией Санкт-Петербургского городского суда сделан вывод о предъявлении истицей И., проживающей в городе Липецке, исковых требований к СПб ГБУЗ "Женская консультация № 44" исключительно с целью искусственного изменения подсудности дела. Учитывая наличие в материалах дела доказательств качества медицинской помощи по родовспоможению, оказанной истице в МУЗ "Липецкий родильный дом", решение Пушкинского районного суда Санкт-Петербурга, ранее отказавшего в удовлетворении исковых требований И. в полном объёме, было оствлено без изменения, апелляционная жалоба И. - без удовлетворения.

Выборгским районным судом Санкт-Петербурга отказано в удовлетворении исковых требований С. к клинике "Ава-Петер", интересы которой представляли адвокат Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева. Истица С. обратилась с иском к клинике, мотивируя требования некачественным оказанием ей медицинских услуг в области урологии. На досудебном этапе клиника, не оспаривая качество оказанной манипуляции, добровольно возместила пациентке утраченный заработок и расходы на лекарственные препараты, а также компенсировала моральный вред в согласованном с пациенткой размере. Однако пациентка С., полагая денежные средства, выплаченные ей клиникой, недостаточными, дополнительно просила компенсировать ей моральный вред в размере 500000 руб., взыскать предполагаемые расходы на санаторно-курортное лечение, взыскать в свою пользу стоимость некачественно оказанной медицинской услуги, возместить стоимость абонемента в фитнес-клуб, а также взыскать утраченный заработок за период нетрудоспособности после выписки из клиники. Суд, исследовав материалы дела, в том числе заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, установившей трудоспособность пациентки С. в период наличия у неё листка нетрудоспособности, отказал в удовлетворении исковых требований С. как необоснованных по причине отсутствия нуждаемости С. в санаторно-курортном лечении, получения С. медицинских услуг за счёт средств добровольного медицинского страхования, что исключает взыскание их стоимости в пользу С. как потребителя, несоответствия требований С. понятию "убытки", а также по причине неправомерного освобождения С. от трудовых обязанностей при отсутствии нетрудоспособности. Кроме того, Выборгским районным судом Санкт-Петербурга по заявлению адвокатов Адвокатской Группы ОНЕГИН вынесено частное определение в отношении АНО "Медицинский центр XXI век" в адрес Роздравнадзора, Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга и Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования в связи с выдачей Медицинским центром XXI век истице С. листка нетрудоспособности при отсутствии к этому законных оснований.

Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга отказал в удовлетоврении исковых требований истицы Н. к АО "Международный центр репродуктивной медицины", интересы которого в судебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева. Истица Н. мотивировала исковые требования тем, что она обратилась к ответчику за оказанием медицинских услуг по лечению бесплодия методами вспомогательных репродуктивных технологий. При оказании ей медицинских услуг по экстракорпоральному оплодотворению истице была выполнена пункция яичников, после которой истицей предъявлялись жалобы на боли в животе. В связи с диагностикой у истицы синдрома гиперстимуляции яичников лёгкой степени перенос эмбриона в полость матки ответчиком был отменён. На следующий день истица была госпитализирована в стационар ГБУО ВПО "Северо-Западный государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова". На основании вышеизложенного истица полагает медицинские услуги, оказанные ей АО "Международный центр репродуктивной медицины", некачественными и причинившими вред её здоровью, который истица просила возместить, а также просила компенсировать причинённый ей моральный вред. Суд, оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимосвязи, приняв во внимание заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, не установившей дефектов оказанных истице медицинских услуг в области репродуктологии, акушерства и гинекологии, пришёл к выводу о необоснованности исковых требований Н. и отказал истице в их удовлетворении. Одновременно с истицы Н. в пользу АО "Междунардный центр репродуктивной медицины" были взысканы судебные расходы ответчика на помощь представителя и на производство по делу судебно-медицинской экспертизы.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга отказано в удовлетворении исковых требований родителей малолетнего ребёнка Ивана Г. к СПб ГБУЗ "Городская станция скорой медицинской помощи", СПб ГБУЗ "Детская городская поликлиника № 11", СПб ГКУ "Автобаза скорой и неотложной помощи". Исковые требования основывались на неправильной, по мнению истцов, сортировке вызовов диспетчером скорой помощи, позднем прибытии бригады скорой медицинской помощи, неквалифицированном оказании экстренной медицинской помощи членами бригады СМП, что повлекло наступление смерти ребёнка возрастом 1 месяц 7 дней. Судом при рассмотрении дела были исследованы федеральные и региональные нормативные правовые акты, регулирующие деятельность скорой медицинской помощи и порядок оказания скорой помощи в экстренной и неотложной формах, положения об отделениях СМП ответчиков, должностные инструкции членов выездной бригады СМП, журналы записи вызовов СМП, аудиозаписи переговоров в многоканальной системе записи, регистрации и архивирования звуковых сигналов "Незабудка", доказательства, подтверждающие погодную и дорожную обстановку в момент вызова и доезда бригады к месту вызова, свидетельские показания, заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы, не установившей дефектов оказания медицинской помощи в части сортировки, обоснованности вызовов скорой медицинской помощи по поводам вызова, срочности и профильности направления бригад СМП, незамедлительной передачи вызовов выездным бригадам СМП, оперативного управления и контроля за работой выездных бригад СМП диспетчерами ответчиков. Комиссионной судебно-медицинской экспертизой установлено, что неблагоприятный исход в виде смерти малолетнего Ивана Г. обусловлен тяжестью заболевания (генерализованной вирусной инфекции с поражением дыхательных путей, лёгких, сердца, печени и кишечника) и стремительным развитием терминальной стадии заболевания. Интересы ответчика СПб ГБУЗ "Детская городская поликлиника № 11" в судебном процессе представляли адвокат Ольга Зиновьева и старший юрист Анна Медведская.

Куйбышевским районным судом Санкт-Петербурга отказано в удовлетворении исковых требований гражданки Б. - диспетчера колл-центра клиники «Ава-Петер» - о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Поводом для увольнения диспетчера колл-центра Б. послужила жалоба руководителя диспетчерской службы страховой компании «Капитал-Полис» в службу сервиса клиники "Ава-Петер" на некорректное общение диспетчера по телефону, отказ осуществить запись на приём к врачу пациентки, застрахованной в рамках добровольного медицинского страхования, а также некорректное завершение телефонного разговора. Б. был предъявлен для ознакомления приказ об увольнении по п. 5 ст. 81 ТК РФ. Когда истец отказалась его подписывать, был составлен акт об отказе. Суд, оценивая представленные ответчиком доказательства, установил, что Б. было допущено неоднократное неисполнение своих трудовых обязанностей. Об этом свидетельствовали два приказа о применении к Б. дисциплинарных взысканий в виде выговора. По мнению суда, примененные к истице меры дисциплинарного воздействия были адекватны допущенным ею нарушениям, при этом судом было учтено, что истица, будучи ознакомленной с локальными правовыми актами, регламентирующими её трудовую функцию (Правила работы регистратуры, Правила внутреннего трудового распорядка, Положения о регистратуре и проч.), допустила нарушения указанных Правил. Истице дважды были объявлены выговоры, и лишь на третий раз к ней была применена самая строгая мера дисциплинарной ответственности в виде увольнения. Суд учел, что, согласно п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, допускается возможность увольнения работника и в случае совершения им поступка при наличии только одного ранее применённого непогашенного и не снятого дисциплинарного взыскания. Интересы ООО "Ава-Петер" давление и объем связаны между собой законом представляли адвокаты Татьяна Заседателева, Ольга Зиновьева, Алексей Николаев.

Дзержинским районным судом Санкт-Петербурга отказано в удовлетворении исковых требований Ш. к клинике «Ава-Петер» о расторжении договора возмездного оказания медицинских услуг, компенсации морального вреда, взыскании неустойки, штрафа. Интересы клиники "Ава-Петер" представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев. В обоснование исковых требованиях Ш. указывал, что он обратился к ответчику за услугой скорой медицинской помощи, предъявив жалобы на боль внизу живота. Между сторонами был заключен договор возмездного оказания услуг, Ш. были уплачены денежные средства. Ш. был поставлен диагноз «Острый гастродуоденит», даны рекомендации. На следующий день состояние здоровья Ш. ухудшилось, боли усилились, была вызвана бригада скорой медицинской помощи, которая госпитализировала его на хирургическое отделение ФГБУ "Клиническая больница № 122 им. Л. Г. Соколова" ФМБА России, где ему была выполнена лапароскопическая аппендэктомия в экстренном порядке, установлен диагноз «Гангенозный аппендицит с осложнениями в виде местного гнойно-фибринозного перитонита». Истец полагал, что ответчиком обязанности по договору выполнены ненадлежащим образом, неверно поставлен диагноз, не произведено надлежащее информирование о возможной опасности для жизни, что поставило под угрозу жизнь и здоровье истца и причинило ему физические и нравственные страдания. По делу состоялись две комиссионные судебно-медицинские экспертизы, которыми было установлено, что диагностические мероприятия врачом скорой медицинской помощи в отношении истца Ш. были проведены в достаточном объёме, правильно и своевременно, и включали в себя уточнение анамнеза жизни, жалоб, анамнеза заболевания, объективный осмотр пациента. Также, согласно заключениям экспертиз, жалобы и выявленные боли при осмотре пациента могли свидетельствовать о наличии обострения хронической патологии желудно-кишечного тракта, в том числе и гастродуоденита, диагноз которого был установлен врачом скорой помощи; при осмотре у Ш. отсутствовали признаки заболеваний группы "острого живота", поэтому экстренная госпитализация в стационар ему в момент осмотра не требовалась. Проанализировав экспертные заключения, оценив исследованные по делу доказательства, суд пришел к выводу, что оснований для признания оказанных истцу ответчиком услуг некачественными не имеется, ответчиком качественно выполнены обязанности принятые на себя по договору с истцом. Суд принял во внимание, что фактически Ш. ответчиком были в полном объёме и качественно оказаны медицинские услуги, предусмотренные договором, отказ от исполнения договора с предъявлением сопутствующих требований о взыскании цены договора и неустойки за нарушение сроков удовлетворения требований потребителя в добровольном порядке в данном случае недопустим.

Постановлением старшего следователя СУ УМВД России по Выборгскому району Санкт-Петербурга прекращено уголовное дело в отношении врача выездной педиатрической бригады скорой медицинской помощи К. Поводом для возбуждения уголовного дела послужил рапорт об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 124 УК РФ (неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью). Следствием был сделан вывод о том, что врач К. и фельдшер К., приехав на вызов скорой неотложной помощи к малолетнему ребенку М., не оказали необходимой медицинской помощи последнему и не госпитализировали его, в результате чего М. умер. В рамках следствия была назначена комиссионная судебно-медицинская экспертиза, согласно заключениям которой было установлено, что диагностические мероприятия, выполненные врачом скорой медицинской помощи К., являются своевременными и достаточными по объёму, так как они проведены в соответствии с общепринятыми требованиями медицинской науки и практики; в результате правильных диагностических мероприятий установлены признаки, которые могут свидетельствовать о наличии кишечной инфекции; диагноз «острый гастроэнтерит», установленный врачом К. ребенку М., мог соответствовать данным, полученным в результате правильных диагностических мероприятий; при этом признаков наличия заболеваний группы «острого живота» и перитонита на момент осмотра у М. не имелось; дались верные рекомендации по лечению. Также заключением установлено, что обращение родителей М. за медицинской помощью было запоздалым; комиссией не установлено, что госпитализация М. в хирургический стационар первой бригадой скорой медицинской помощи привела бы к сохранению жизни М. Из заключения следует, поскольку причиной неблагоприятного исхода у М. явился патологический процесс (перитонит), а не допущенный дефект оказания медицинской помощи, который только мог являться лишь дополгительным неблагоприятным условием, но не причиной его наступления, поэтому между ним и смертью М. прямая причинно-следственная связь отсутствует. Таким образом, отсутствие прямой причинно-следственной связи свидетельствует об отсутствии в действиях (бездействии) врача К. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 124 УК РФ. Уголовное преследование врача К. было прекращено и за врачом К. было признано право на реабилитацию. Защиту врача К. по уголовному делу осуществляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев.

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования Ш. и С. к СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18" о взыскании расходов на погребение, компенсации морального вреда, причинённого смертью близкого человека. Интересы истцов представляли адвокат Ольга Зиновьева и старший юрист Анна Медведская. Исковые требования истцы мотивировали тем, что вследствие ненадлежащего исполнения сотрудниками СПб БУЗ "Родильный дом № 18" их профессиональных обязанностей погибла их новорождённая дочь. Истица указала, что при установлении врачом акушером-гинекологом абсолютных показаний для выполнения экстренной операции кесарева сечения ей было выполнено анестезиологическое пособие в виде эпидуральной анестезии, однако, поскольку в операционную была доставлена женщина с отслойкой плаценты, операция кесарева сечения истице была отсрочена и выполнена спустя 40 минут после установления показаний для её выполнения в экстренном порядке. Проведённой по делу судебно-медицинской экспертизой установлены дефекты оказания медицинской помощи и дефекты организации оказания медицинской помощи Ш. в СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18", а также установлена причинно-следственная связь между указанными дефектами и наступлением смерти ребенка, поскольку причиной наступления смерти явились закономерные осложнения тяжелой интранатальной асфиксии плода, развитие которой было обусловлено дефектами родовспоможения. Экспертная комиссия установила, что при отсутствии дефектов оказания медицинской помощи и дефектов организации оказания медицинской помощи, допущенных ответчиком, имелась объективная возможность рождения ребенка в удовлетворительном состоянии, без диагностированных у него после рождения патологий и не наступления впоследствии её смерти. В своём решении суд указал на недопустимость невозможности оказания специализированной помощи в экстренном порядке. Кроме того, при рассмотрении дела был установлен факт исправления и модификации СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18" медицинских документов на имя Ш.


Приморским районным судом было прекращено производство по гражданскому делу по иску Ф. к ООО «Фирма Вероника ЛТД» в связи с заключением сторонами мирового соглашения и утверждения его судом. Истица Ф., чьи интересы представляла адвокат Ольга Зиновьева, обратилась в суд с иском ООО «Фирма Вероника ЛТД» о взыскании убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, штрафа, компенсации морального вреда. В обоснование своих требований ссылалась на произведённую ею предоплату стоматологической имплантации двумя имплантатами Nobel Biocare. После установки имплантатов истица обратилась в ООО "Фирма Вероника ЛТД" как исполнителю услуги с просьбой предоставить ей сертификаты на установленные имплантаты, что оказалось невозможным, поскольку пациентке были установлены имплантаты Hi Tec, установка которых с истицей предварительно согласована не была.  В ходе судебного разбирательства стороны пришли к соглашению, на основании которого ООО «Фирма Вероника ЛТД» обязалось выплатить истице денежные средства в согласованном сторонами размере.

Ленинским районным судом Санкт-Петербурга удовлетворены исковые требования Ж. к ЗАО «Порт-Карго-Сервис» о возмещении вреда, причинённого здоровью, и компенсации морального вреда. В своих исковых требованиях истец Ж. ссылался на то, что во время работы получил производственную травму, квалифицированную как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и просил взыскать с ответчика в возмещение вреда здоровью – стоимость лечения и лекарственные препараты, а также компенсацию морального вреда. Стационарное лечение Ж. проходил на платной основе в ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и радиационной медицины им. А.М. Никифорова». С учётом заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, с ответчика судом были взысканы фактически затраченные средства на лекарственные препараты, а также в полном объёме удовлетворены требования о компенсации морального вреда. Интересы истца Ж. представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Красноярский краевой суд оставил в силе Решение Норильского городского суда Красноярского края об отказе в удовлетворении исковых требований истицы М. к ЗАО «Международный центр репродуктивной медицины» о защите прав потребителей. Интересы ответчика - ЗАО "МЦРМ" - представляла адвокат Ольга Зиновьева. Истица М. обратилась в суд с иском к ответчику о защите прав потребителя, мотивируя тем, что она и М-в обратились к ответчику с целью использования вспомогательных репродуктивных технологий (далее - ВРТ). Учитывая, что истец единолично оплачивала все расходы, она обратилась в Норильский городской суд Красноярского края с иском к М-ву о возмещении ей половины расходов, связанных с использованием ВРТ. Норильским городским судом Красноярского края исковые требования М. к М-ву были удовлетворены частично, однако Апелляционным определением Красноярского краевого суда данное решение было отменено по мотивам того, что М-в не заключал с ЗАО "МЦРМ" договор на предоставление платных медицинских услуг, выразил свое согласие на применение ВРТ, которое не порождает у него обязательства по оплате услуг в равных долях с истцом, так как он стороной данного договора не являлся и заказчиком услуг не выступал. Исковое заявление к ЗАО "МЦРМ" истица М. мотивировала тем, что ответчик уклонился от заключения с М-вым договора на оказание медицинских услуг; истица М. полагала, что ЗАО "МЦРМ" должно было заключить договор и с М-вым, и с истцом на оказание медицинских услуг, и М-в также должен был быть стороной обязательства. Истица М. также указала, что испытывала нравственные страдания по поводу многочисленных судебных разбирательств, и преследующими её по этому поводу воспоминаниями о гибели эмбрионов и неудавшейся попытке ЭКО. Судом установлено, что заказчиком услуг по договору являлась истица. Она же и принимала на себя обязательство оплатить заказанные услуги и оплатила их. Суд не принял доводы истицы о том, что ответчик в силу закона должен был заключить договор на предоставление платных медицинских услуг не только с ней, но и с М-вым, так как было установлено, что истица как заказчик взяла на себя обязательства по оплате услуг и желала исключительно единолично и добровольно нести расходы за счёт личных средств, так как намеревалась получить социальный налоговый вычет. Суд пришел к выводу, что истица обладала необходимой информацией о платных медицинских услугах, которые была намерена приобрести у ЗАО "МЦРМ"; заключение договора на предоставление платных медицинских услуг только с истицей явилось осознанным и целенаправленным выбором самой М. Кроме того, судом с истицы М. были взысканы судебные расходы ЗАО "МЦРМ", связанные с оплатой помощи представителя, а также перелётом адвоката клиники в Красноярск и обратно к месту судебного разбирательства и проживание в городе Красноярске.

Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда оставлено в силе решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга по иску К. к ООО «КОРИС ассистанс СПб» о взыскании с ответчика компенсации морального вреда, причинённого незаконным разглашением врачебной тайны. В обоснование своих требований истец К., интересы которого представляли адвокаты Ольга Зиновьева, Алексей Николаев, Дмитрий Бартенев, указал, что ранее направлял в адрес ответчика претензию к качеству медицинских услуг, содержащую сведения о факте обращения за медицинской помощью, о его состоянии здоровья и диагнозе, о назначенном лечении, а также персональные данные: фамилию, имя, отчество, адрес места жительства и регистрации, место работы, занимаемую должность, данные о семейном положении, ежемесячном доходе. Кроме того, к претензии были приложены выписки из медицинских документов, также содержащие вышеуказанные данные. При получении от пациента претензии и приложенных к ней медицинских документов генеральным директором ООО "КОРИС ассистанс СПб" Авербахом Л. Г. с электронного адреса ответчика в адрес третьих лиц (медицинских организаций) была сделана электронная рассылка писем по шестидесяти электронным адресам с приложением текста вышеуказанной претензии, а также медицинских документов и выписок, которые содержали сведения, предоставляющие врачебную тайну, при этом истец К. согласие на предоставление сведений третьим лицам ответчику не давал. Суд признал наличие вины ответчика в нарушении врачебной тайны и распространении сведений о факте обращения истца за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, среди определенного круга лиц. Также суд вышестоящей инстанции указал, что доводы относительно того, что сведения были распространены только среди медицинских учреждений, не умаляют вывод суда о незаконности распространения сведений, составляющих врачебную тайну в отсутствие согласия пациента на передачу таких сведений третьим лицам. Суд признал, что из-за неправомерных действий ответчика, истец К. испытал нравственные страдания, выразившиеся в переживаниях, чувстве обиды и несправедливости. Решением суда с ООО "КОРИС ассистанс СПб" были взысканы компенсация морального вреда, а также судебные расходы.

Выборгский районный суд Санкт-Петербурга частично удовлетворил требования истца К. к ООО «КОРИС ассистанс СПб» о защите прав потребителя и возмещению убытков, утраты заработка, компенсации морального вреда и штрафа за отказ в удовлетворении в добровольном порядке требований потребителя. В обоснование исковых требований истец К. пояснил, что им был осуществлен вызов медицинской бригады скорой помощи ответчика в рамках добровольного медицинского страхования. Истец предъявил жалобы на боли постоянного характера в грудном отделе, спине, усиливающимися при движении. Сотрудники скорой помощи произвели сбор анамнеза, осмотр, снятие и регистрацию ЭКГ, были даны рекомендации и лекарственные назначения. Был поставлен диагноз - остеохондроз позвоночника, сотрудники ответчика пояснили, что угрозы для здоровья и жизни нет и истец может совершать перелет на самолете. В этот же день истец совершил перелет из Санкт-Петербурга в Калининград. При заходе самолета на посадку в аэропорту города Калининград у истца возникло острое угрожающее жизни состояние – задне-диафрагмальный инфаркт миокарда. Истец был доставлен в областную клиническую больницу, где ему была выполнена экстренная операция. Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы, установившей дефекты оказания медицинской услуги, в том числе снятие ЭКГ в нарушение обязательных требований указанной диагносический процедуры, отсутствие полного диагноза заболевания без указания клинического варианта проявления, введение препарата, не предусмотренного стандартом, без согласия пациента. Кроме того, в судебном заседании был допрошен судебно-медицинский эксперт и эксперт-кардиолог, подтвердившие данное ими заключение. Интересы истца представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Выборгский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования М. и И. к МУЗ Ленинградской области «Кировская межрайонная больница» о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Интересы истиц представляли адвокат Ольга Зиновьева и старший юрист Анна Медведская. На хирургическое отделение МУЗ "Кировская межрайонная больница" в плановом порядке поступила мать истиц И. с целью планового оперативного вмешательства; ей была проведена операция, после которой её состояние резко ухудшилось. После ей была проведена еще одна операция, после которой пациентка в крайне тяжелом состоянии была переведена из реанимации Кировской больницы в реанимацию ГБУЗ «Ленинградская областная клиническая больница», где ей было проведено еще пять операций, однако И. скончалась. Истицы обратились в суд с иском, указывая, что смерть их матери наступила в результате некачественного оказания медицинских услуг врачом Кировской межрайонной больницы. Суд нашел подтверждение в судебном заседании о том, что медицинские услуги матери были оказаны работниками ответчика ГУЗ «Кировская межрайонная больница» некачественно, а именно: не были проведены лабораторные исследования в ходе предоперационной подготовки И., не выполнено УЗИ печени с желчным пузырем, являющееся обязательным, недооценено состояние пациента, в том числе наличие желчекаменной болезни, не учтены противопоказания к проведению холецистэктомии. Также заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы было установлено, что обследование пациентки в МУЗ «Кировская межрайонная больница» было осуществлено не в полном объёме, а между наступлением смерти пациентки И. и некачественным оказанием медицинской помощи усматривается причинно-следственная связь. Суд удовлетворил исковые требования, взыскав с МУЗ "Кировская межрайонная больница" в пользу М. и И. компенсацию морального вреда, причинённого смертью матери, расходы, произведённые на погребение, а также судебные расходы.


Приморский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску ООО «Международная клиника МЕДЕМ» к К., С. о взыскании солидарной задолженности по договору возмездного оказания услуг. Интересы ответчиц - К. и С. - представляла адвокат Ольга Зиновьева. Согласно условиям договора, Клиника обязалась оказать пациентке Г. медицинские услуги, а Г. обязана была их оплатить. Г., находясь на стационарном лечении в ООО "Международная клиника МЕДЕМ", умерла и не оплатила клинике 1 115 757 руб. 52 коп. за оказанные ей медицинские услуги. Ответчицы являются дочерьми Г. и приняли оставшееся после её смерти наследство в виде квартиры и жилого дома. Долг Г. перед клиникой может быть взыскан за счёт имущества, принятого её наследниками. Истец полагал необходимым уточнить, что обязательства наследодателя Г. перед клиникой возникли не из договора о возмездном оказании услуг, а из внедоговорных отношений в связи с действиями клиники в интересах Г. без поручения. Действия сотрудников клиники по оказанию медицинской помощи Г. осуществлялись, исходя из очевидной пользы для неё и с необходимой степенью заботливости и осмотрительности. Приморский районный суд Санкт-Петербурга полностью отказал в удовлетворении исковых требований клиники, руководствуясь следующим: согласно условиям договора, истец был обязан ознакомить ответчика с перечнем предоставляемых пациентке платных услуг, их стоимостью, потребительскими свойствами, сообщить о сопутствующих или последующих эффектах, а также о непосредственном специалисте, который будет оказывать услуги. Из материалов дела и объяснений представителей сторон следует, что письменные доказательства такого согласования отсутствуют, такие согласования с ответчицей С. не осуществлялись, в медицинских документах имеются лишь согласования с К. (вторая дочь Г.), однако согласование с сестрой ответчицы не может быть признано надлежащим с учётом того, что сестра не является стороной договора, не была заявлена в договоре тем лицом, которое вправе от имени ответчицы осуществлять соответствующие согласования. Таким образом, у ответчицы не возникла обязанность оплаты услуг, оказанных Г., в связи с тем, что указанные услуги были оказаны за рамками договора. Период нахождения Г. на стационарном лечении в Клинике является достаточным для совершения действий по согласованию перечня услуг и получения письменного подтверждения такого согласования. Таким образом, истец имел возможность и мог согласовать с заинтересованным лицом – С. – перечень услуг, необходимых для оказания Г., однако не предпринял никаких действий, направленных на предупреждение рисков возникновения у него убытков. Данные обстоятельства, по мнению суда, также свидетельствуют об отсутствии оснований для применения положений ч. 1 ст. 980 ГК РФ, так как истцом не доказано отсутствие не только прямого поручения, но и всякого иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица и невозможности его получения. Кроме того, истцом не представлено доказательств оказания всех медицинских услуг Г. с необходимой степенью заботливости и осмотрительности, а также доказательств того, что все действия, произведённые Клиникой при оказании помощи Г., то есть действия, по мнению истца, в чужом интересе, были произведены не по усмотрению совершающего их лица – Клиники, а лишь в целях предотвращения вреда здоровью Г., которые также являются признаками состава ч. 1 ст. 980 ГК РФ. 

Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга отказал в удовлетворении необоснованных исковых требований М. к ООО «Американская Медицинская Клиника» о возмещении убытков и компенсации морального вреда за медицинскую услугу, которую истица полагала оказанной ей с ненадлежащим качеством. Интересы ООО "Американская Медицинская Клиника"- представляла адвокат Ольга Зиновьева. Истица М. обратилась в суд с иском к ООО «АМК» в связи с тем, что при прохождении ультразвуковой диагностики в данной клинике на 22-ой неделе беременности осложнений течения беременности и патологий развития плода выявлено не было, однако на 32 неделе истица была госпитализирована в акушерско-гинекологическое отделение городской больницы, где у неё произошли преждевременные роды. Родился мёртвый ребенок с затянутым узлом на пуповине. Истица считает, что при проведении ультразвукового обследования были допущены ошибки, находящиеся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти ребёнка, так как ультразвуковое исследование, направленное на выявление нарушений течения беременности, их не выявило, услуга была оказана с ненадлежащим качеством, медицинские работники обязаны возместить ущерб вследствие недобросовестного выполнения профессиональных обязанностей. Суд отказал в удовлетворении исковых требований истицы М. полностью. Суд пришел к выводу, что ультразвуковое исследование по своему объёму соответствовало требованиям, предъявляемым к порядку его проведения, в результате его проведения каких-либо патологий, в том числе истинного узла пуповины, выявлено не было, и достоверных доказательств наличия существования истинного узла пуповины на момент проведения УЗИ также не имелось. Поскольку врач, проводивший ультразвуковую диагностику, самостоятельно не определяет методику дальнейшего наблюдения и лечения беременной и не оказывает медицинскую помощь, суд установил, что в данном случае отсутствует необходимая совокупность обстоятельств, являющихся основанием для возложения ответственности за возникший у истицы имущественный и моральный вред, так как не имеется доказательств, свидетельствующих в некачественности услуги, оказанной истице ответчиком, отсутствует причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступившими последствиями, также не имеется вины ответчика в причинении вреда истице, вследствие чего исковые требования удовлетворению не подлежат. В своем решении суд руководствовался заключением судебно-медицинской экспертизы и показаниями эксперта акушера-гинеколога, с помощью которых судом установлено, что техническая возможность выявить патологии со стороны плода М., включая узел пуповины, при УЗИ в 22 недели беременности теоретически имелась, но практически проследить пуповину на всём её протяжении во время УЗИ невозможно. На момент исследования узла пуповины могло не быть, а образоваться узел пуповины мог позже. Таким образом, у специалистов ООО «АМК» не было оснований предвидеть неблагоприятный исход (гибель плода М.). Также наличие истинного узла пуповины не могло гарантировать благоприятный исход даже в случае выявления его у плода М. при ультразвуковой диагностике, так как истинный узел пуповины устранить невозможно.

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования П. к ООО «Астра-2» о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда. Истица обратилась к ответчику за получением платной медицинской услуги в области хирургической стоматологии: при осмотре ей был диагностирован хронический генерализованный пародонтит средней степени тяжести и рекомендована лоскутная операция на нижней челюсти. Под левосторонней проводниковой и инфильтрационной анестезией ей была выполнена лоскутная операция на десне в области 31-37 зубов. Однако на следующий день после проведенной операции истица почувствовала боль и недомогание, в связи с болезненными ощущениями не могла выйти из дома и на работу. Пациентка обратилась в клинику, откуда бригадой скорой медицинской помощи была госпитализирована в клинику челюстно-лицевой хирургии ГОУ ВПО "Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова", где ей была проведена операция вскрытия дренирования флегмоны дна полости рта. В результате перенесенной операции появился выраженный дефект - два видимых гипертрофических втянутых рубца подбородка по 3-3,5 см, которые возможно устранить только с помощью косметической операции. П. полагала, что ответчиком ей была оказана услуга ненадлежащего качества, при лечении допущены грубые дефекты оказания услуги, выразившиеся в неприятии мер по профилактике послеоперационных гнойных осложнений, некачественном послеоперационном наблюдении, приведшие к стационарному лечению, повторному хирургическому вмешательству, нетрудоспособности, необходимости последующего дорогостоящего лечения. Суд, рассмотрев материалы дела и основываясь на двух заключениях судебно-медицинских экспертных комиссий, пришел к выводу, что требования истицы П. обоснованы и подлежат удовлетворению: между дефектами оказания услуги в ООО «Астра-2» и дальнейшим лечением, а также нетрудоспособностью П. и необходимостью дальнейшего хирургического вмешательства по поводу иссечения рубцов имеется прямая причинно-следственная связь. Так же судом установлено, что ответчиком в полной мере не было проведено диагностическое обследование (качественно не проведен осмотр и опрос пациента, не сделаны инструментальные и лабораторные исследования (пробы, ортопантомограмма, одонтопарадонтомограмма, компьютерная томография), объективно не оценено состояние на момент обращения истицы, не сформирован план адекватного лечения, не учтены противопоказания, не сняты острые явления, и, как следствие, показаний проведения лоскутной операции на десне в области 31-37 зубов, выполненной в ООО «Астра-2», не имелось, возникновение флегмоны дна полости рта произошло либо вследствие дефекта неоказания медицинской помощи, выразившееся в неудалении 36 зуба, либо вследствие не снятия острых процессов в пародонте и проведения операции при наличии обострения хронического  воспалительного процесса в пародонте, то есть при наличии противопоказаний.

Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил требования истицы П. к ООО «Стома», ООО «Стома идеал» о возмещении убытков, неустойки, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов. Истица П., интересы которой представляла адвокат Ольга Зиновьева, обратилась в суд о возмещении убытков с двух организаций - ООО «Стома» и ООО «Стома идеал» - ввиду того, что платные медицинские услуги в области стоматологии оказались некачественными, и оказание данных услуг последовательно в обеих организациях привело к возникновению у истицы необходимости в дальнейшем осуществлять устранение недостатков услуги третьими лицами, что повлекло появлению у истицы убытков. Кроме того, некачественными услугами истице были причинены моральные страдания: невозможность использования зубов привела к специальному режиму питания, ограничению общению с людьми, чувстве неловкости при общении со знакомыми и друзьями; необходимость регулярного посещения стоматологов привели к изменению привычного графика жизни. Всё вышеперечисленное приводило истицу в состояние безысходности и отчаяния. Суд удовлетворил требования истицы, взыскал с ответчиков материальный вред, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф за отказ от удовлетворения законных требований потребителя в добровольном порядке, судебные расходы, мотивировав решение тем, что услуги, оказанные истице П. в действительности являлись некачественными, а срок протезирования нельзя было признать разумным. Кроме того, судом установлено, что сотрудниками ООО «Стома» при оказании истице услуг в области ортопедической стоматологии не была предоставлена ни в доступной, ни вообще в какой бы то ни было форме информация, в чём именно в процессе оказания медицинской услуги состоит воздействие на её здоровье и наступление каких именно возможных последствий для её здоровья в итоге оказания медицинской услуги является допустимым с охватом как ожидаемых желательных, так и возможных нежелательных побочных или сопутствующих эффектов, а также вероятных осложнений, включая возможность длительного недостижения результата, ухудшения состояния полости рта, воспаления дёсен, врастания в них имплантантов, изменения высоты прикуса. Решением суда с ответчиков были взысканы денежные средства, затраченные истицей на устранение недостатков стоматологического лечения в Венгрии, при этом довод ответчиков о недопустимости взыскания убытков, произведённых за границей, по мотивам наличия в России и в Санкт-Петербурге в частности большого количества стоматологических клиник, был судом отклонён.

Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования С. и М. к ООО «Международная клиника МЕДЕМ» о возмещении вреда, причиненного нарушением прав потребителя, компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого человека вследствие оказания некачественной медицинской услуги, возмещении расходов на погребение, судебных расходов. С. и М. обратились в суд с иском к ООО «Международная клиника МЕДЕМ», указывая на то, что в стационаре ООО «Международная клиника МЕДЕМ» скончалась мать истцов М. Истцы полагают, что смерть М. (матери истцов) наступила в результате виновных действий работников ответчика. Полагая, что С. были причинены убытки в силу ст. 15 ГК РФ, она просила взыскать с ответчика понесённые ею расходы на приобретение медицинских услуг ненадлежащего качества в размере 1 962 050 руб. 90 коп., расходы на устранение недостатков услуги третьими лицами в размере 122016 руб., расходы на погребение в размере 400000 руб., а всего 2 484 066 руб. 90 коп., а также о взыскании в пользу каждого истца компенсации морального вреда. Суд, основываясь на материалах дела, в том числе заключении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, пришел к выводу, что смерть М. наступила вследствие виновного бездействия работников ответчика. Более того, в ходе судебного разбирательства дела были выявлены существенные дефекты оказания медицинской помощи, которые снижали эффективность лечебных мероприятий и способствовали наступлению неблагоприятного исхода. Кроме того, суд дал оценку тому обстоятельству, что, несмотря на то, что договор на оказание медицинских услуг был заключён ООО "Международная клиника МЕДЕМ" с пациенткой М., фактически оплату за оказанные медицинские услуги производила истица С. По этой причине истица С. признана потребителем по смыслу законодательства о защите прав потребителей как лицо, приобретавшее услуги для личных бытовых нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью. Поскольку медицинские услуги были признаны услугами ненадлежащего качества, с ответчика взысканы денежные средства, уплаченные истицей С., в полном объёме. Суд также полностью удовлетворил требования о возмещении расходов на погребение, компенсации морального вреда и возмещения судебных расходов. Интересы истцов С. и М. представляла адвокат Ольга Зиновьева.


Выборгским районным судом Санкт-Петербурга был удовлетворен иск П., П., действующей, в том числе, в интересах несовершеннолетних детей, о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, вследствие воздействия источника повышенной опасности. П., действуя в своих интересах и в интересах двоих несовершеннолетних детей - П., 1997 г.р., и П., 2003 г.р., обратилась в суд с иском к ГУП «Топливно-энергетический комплекс» о возмещении вреда, причинённого смертью кормильца, П., получившего смертельные телесные повреждения по причине разлива горячей воды в результате аварии трубопровода теплосетей. Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга были удовлетворены требования П. о взыскании расходов на погребение и компенсации морального вреда в связи со смертью близкого человека в пользу как П., так и её несовершеннолетних детей, а также требования П. - отца погибшего П. - о компенсации морального вреда в связи со смертью сына. Требования П-ной в интересах несовершеннолетних детей о взыскании сумм в возмещение вреда в связи со смертью кормильца были выделены в отдельное производство. Суд нашел иск обоснованным и подлежащим удовлетворению. Факт наступления смерти П. в результате телесных повреждений, причинённых источником повышенной опасности, и наличие обязанности ответчика как владельца источника повышенной опасности возместить причинённый этим вред установлен вступившим в законную силу решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга и в силу положений ст. 61 ГПК РФ не доказывается вновь и не подлежит оспариванию в рамках данного дела, в котором участвуют те же стороны. В соответствии со ст. 1088 ГК РФ, в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют, в том числе, нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего. В связи с тем, что умерший являлся адвокатом, и его деятельность не могла быть приравнена в соответствии с законодательством РФ к предпринимательской, суд при определении размера дохода умершего принял во внимание представленные истцовой стороной документы, подтверждающие получение им оплаты по заключённым гражданско-правовым договорам об оказании юридических услуг. Интересы истицы П. и истца П. безвозмездно представляли адвокат Адвокатской Группы ОНЕГИН Ольга Зиновьева и адвокат Коллегии адвокатов "Защита" Юрий Хапалюк.

Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга взыскал страховое возмещение за медицинские услуги по договору страхования жизни и здоровья выезжающих за рубеж. Истцы Б. и Б., супружеская пара, заключила с ЗАО «Страховое Общество «Прогресс-Нева» договор страхования выезжающих за рубеж. Истицы совместно с малолетним сыном выехали по туристической путевке в Финляндию. Во время пребывания в г. Иматра Б. стала испытывать острую боль внизу живота справа, которая продолжалась несколько дней. Руководствуясь условиями договора, истец Б. обратился в сервисную компанию «КЛАСС-Ассист»; по указанию диспетчера которой Б. обратилась в социально-медицинский центр г. Иматра, где ей был поставлен диагноз «внематочная беременность» и по жизненным показаниям выполнена операция в объёме лапараскопической сальпингэктомии. Однако Сервисная компания уведомила Б. о невозможности проведения ЗАО «Страховым обществом «Прогресс-Нева» страховой выплаты, так как состояние Б. относится к состоянию беременности, которое в соответствии с договором не относится к страховому случаю. Истцам пришлось оплатить медицинские услуги самостоятельно. Суд пришел к выводу, что требования истцов подлежат удовлетворению в полном объёме. В своем решении суд руководствовался тем, что, согласно заключения судебно-медицинской экспертизы, установленный Б. диагноз относится к внезапному заболеванию, при наступлении которого Б. требовалось экстренное оперативное лечение, поскольку внематочная беременность является патологическим состоянием, относящимся к перечню заболеваний группы острого живота, при которых требуется проведение хирургического вмешательства по экстренным показаниям. Принимая во внимание указанное заключение о том, что заболевание Б. являлось не обычно протекающей беременностью, а внезапным заболеванием группы острого живота, оснований для отказа в страховом возмещении у ответчика не имелось. Интересы истцов представляла адвокат Ольга Зиновьева.


Калининский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования М. к ФГБУ «Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Р.Р. Вредена» о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда и штрафа, вследствие дефектов в оказании медицинской услуги. В обосновании заявленных требований М. указала, что ответчиком ей были оказаны услуги ненадлежащего качества, с существенными недостатками, что привело к возникновению у нее нового патологического состояния, причиняющего ей существенные неудобства и резко снизившие качество ее жизни, которое требует длительного дорогостоящего исправления допущенных недостатков и их последствий, а именно: истица обратилась к ответчику с жалобами на кариозной полости 23 зуба. Истице было выполнено терапевтическое и хирургическое стоматологическое лечение, ортодонтическая коррекция прикуса. Лечащий врач сообщил о наличии патологического прикуса, который мог быть исправлен только в результате операции на нижней челюсти, без выполнения которой дальнейшее рациональное протезирование невозможно. Истице была проведена операция остеотомии нижней челюсти, в результате которой возникла асимметрия нижней части лица сильной степени. Были проведены повторные операции, в том числе в другой клинике, которые не привели к положительному результату. Вследствие оказания ненадлежащего лечения ответчиком здоровью истицы был причинен вред, выразившийся в неизгладимом обезображивании лица, который, в свою очередь, вызвал у истицы попытку суицида путём падения с высоты. Вследствие этого обстоятельства у истицы было диагностировано психическое расстройство - ситуационная витальная депрессия, потребовавшее длительного стационарного и амбулаторного лечения. Суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований, посчитав их обоснованными и подтвержденными заключением экспертизы, и взыскал расходы на получение медицинских услуг, а также компенсацию причинённого истице морального вреда. Интересы истицы М. в судебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Приморский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования К. к адвокату Балло А. М. о взыскании убытков и процентов за пользование чужими денежными средствами. Адвокатская Группа ОНЕГИН предоставила истице К. правовую помощь безвозмездно, руководствуясь соображениями необходимости восстановления репутации адвокатского сообщества, пострадавшей вследствие недобросовестных действий отдельных адвокатов. Между истицей К. и адвокатом Балло А. М. (Центр Независимой медико-юридической экспертизы) было заключено соглашение об оказании адвокатом Балло А. М. юридической помощи К. в гражданском судебном производстве по делу в связи с ненадлежащей медицинской помощью. Адвокатом Балло А. М. было составлено исковое заявление, которое принято к производству Невским районным судом Санкт-Петербурга. В нарушение заключённого соглашения адвокатом без предварительного ознакомления с медицинскими документами было подано ходатайство о проведении комплексной судебно-медицинской экспертизы, расходы на производство которой были возложены на истицу. Адвокатом ей было разъяснено, что в иске будет отказано, если она не заключит договор с ООО "Независимая медико-юридическая экспертиза" для составления "альтернативного заключения", стоимость которого составит 60000 рублей. Состав комиссии и содержание заключения адвокат объяснить отказался, в связи с чем она не согласилась на проведение исследования. После этого адвокат Балло А. М. перестал принимать участие в рассмотрении дела, в судебные заседания не являлся, о своей неявке в суд в известность никого не ставил, исковые требования истица вынуждена была поддерживать самостоятельно. Суд удовлетворил заявленные истицей требования в полном объёме, признав, что ответчиком не были исполнены существенные обязательства по исполнению соглашения. Кроме того, суд взыскал с адвоката Балло А. А. проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами.


Приморским районным судом Санкт-Петербурга удовлетворён иск К. о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья при оказании медицинских услуг. Истец К. при предъявлении исковых требований указал, что при оказании медицинской помощи ответчиком - Медико-санитарной частью № 157 - были допущены дефекты, а именно: выполнение паравертебральной блокады до завершения обследования, поскольку состояние пациента не требовало неотложной медицинской помощи; использование при паравертебральной блокаде препарата мильгамма, используемого только для внутримышечного введения; избрание метода медицинского вмешательства при наличии рисков его выполнения, о которых пациент не был предупреждён; внутривенное введение лекарственного препарата «прозерин» при отсутствии показаний для его применения; указание о выполнении активных движений ногами, вследствие чего возникло повторное нарушение кровообращения спинного мозга; неадекватная лекарственная терапия до приезда бригады скорой медицинской помощи. Суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, при оказании медицинской помощи К. в МСЧ № 157 были допущены дефекты оказания медицинской помощи, которые послужили развитию осложнений, а именно: введение в спинномозговой канал препарата, предназначенного исключительно для внутримышечного введения. Также данными заключения опровергнут довод ответчика о том, что развитие осложнений у истца связано с индивидуальными особенностями строения организма. Вместе с тем, суд установил, что, в силу построения текста в информированном добровольном  согласии, которое было подписано истцом, из него не следует однозначно, что пациент был ознакомлен с последствиями медицинского вмешательства и связанным с ним вероятным риском. В силу изложенного, суд пришел к выводу о том, что ответчиком допустимыми доказательствами не подтверждено доведение до пациента до выполнения паравертебральной блокады сведений о последствиях данной манипуляции и получение от него информированного согласия на медицинское вмешательство. Суд указал, что ответчиком не представлено достаточно доказательств, что им предпринимались все необходимые меры для скорейшего получения К. требующегося ему лечения. Учитывая, что медицинские услуги, вследствие дефектов которых был причинён вред здоровью истца, были оказаны К. работником МСЧ № 157 врачом-неврологом Петуховой, а согласно условиям Договора страхования профессиональной ответственности медицинских работников, заключённому между МСЧ № 157 и ОАО «Альфастрахование», последнее возмещает ответчику денежные суммы, которые подлежат выплате в случае вреда третьим лицам вследствие профессиональной ошибки, то суд признал МСЧ № 157 надлежащим ответчиком по заявленным исковым требованиям. Интересы истца К. в судебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Новгородский районный суд Новгородской области отказал в удовлетворении необоснованных исковых требований истицы В. о компенсации морального и материального вреда к ООО "Андромеда" и ООО "Ава-Петер", интересы которого в судебном процессе представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев. Истица полагала, что оказанная ей процедура ЭКО могла быть оказана и бесплатно, кроме того, В. утверждала, что такой процедуры можно было и не проводить, поскольку проблема невозможности рождения ребёнка заключалась в невынашивании, а не в невозможности наступления беременности. Впоследствии истица уточнила требования в части компенсации морального вреда и просила взыскать 1000000 рублей в связи с необоснованной госпитализацией, а 2000000 рублей в связи с нарушением прав истицы как пациента. Данные суммы В. просила взыскать солидарно с обоих ответчиков. Суд отказал в удовлетворении исковых требований. В своем решении он указал, что имеется заявление супругов В. о том, что им разъяснены методика и порядок проведения лечения бесплодия методами вспомогательной репродукции. Они были предупреждены о том, что лечение может оказаться безрезультатным, что при проведении процедуры ЭКО применяется методика с использованием препаратов, влияющих на функцию яичников, что лечение методами ЭКО может вызвать осложнения, для ликвидации которых потребуется проведение интенсивной терапии или оперативного вмешательства. В случае, когда такие осложнения возникли не по вине сотрудников клиники, они (супруги) обязались оплатить лечение. Также суд не нашел оснований для взыскания компенсации морального вреда с ответчиков по заявленным истицей основаниям. С истицы В. были взысканы расходы ответчиков на проезд к месту рассмотрения дела и на оплату правовой помощи представителей.


Невским районным судом Санкт-Петербурга был частично удовлетворен иск П. и П. к СПБ ГБУЗ «Родильный дом №18» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. П., находясь в СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18", родила сына, который скончался в результате виновной непредусмотрительности и небрежности работников ответчика, допустивших недооценку акушерской ситуации, избрание неправильной тактики родоразрешения без учёта индивидуальных особенностей П., что привело к наступлению осложнений в родах в виде запрокидывания ручек плода к затылку третьей степени, развитию острой гипоксии, перинатальной асфиксии плода и к наступлению смерти ребёнка. Суд пришел к выводу, что требования о компенсации морального вреда, а также материального ущерба подлежать удовлетворению частично. Суд счёл, что медицинская помощь П. в учреждении ответчика оказана ненадлежащим образом. В основу решения суда положено заключении комиссии судебно-медицинских экспертов, которая указала, что при оказании медицинской помощи П. в СПб ГБУЗ «Родильный дом № 18» были допущены дефекты в виде проведения обследования пациентки не в полном объёме; недооценки сложности клинической ситуации перед родами у пациентки с высоким риском развития осложнений в родах; неоптимально выбранной тактики ведения родов с использованием консервативного метода - при показанном данной пациентке оперативном методе - плановом кесаревом сечении. Кроме того, не исключено, что запрокидывание ручек плода во втором периоде родов также могло быть следствием дефектов родовспоможения. Также суд счёл, что сотрудниками ответчика было допущено недостаточно динамичное наблюдение за П. в первом периоде родов, её перемещение во время родов с кушетки на кресло могло послужить нарушению расположения частей плода, то есть к запрокидыванию ручек плода третьей степени. Интересы супругов П. представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Приморский районный суд Санкт-Петербурга признал незаконным приказ в отношении истицы Щ., отменил дисциплинарное взыскание в виде выговора, а также удовлетворил требования о компенсации морального вреда и возмещении судебных расходов. Интересы истицы Щ. представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев. В обоснование исковых требований истица указала, что с 28.04.2009 года работает в ФГБУ "Северо-Западный федеральный медицинский исследовательский центр" Минздрава России, с 01.11.2009 года по настоящее время работает в должности заведующего отделением детской хирургии пороков развития и приобретённой патологии для новорождённых и детей грудного возраста на 15 коек Перинатального центра ФГБУ СЗФМИЦ Минздрава России. Приказом генерального директора ФГБУ СЗФМИЦ Минздрава России за неудовлетворительную организацию работы вверенного подразделения по выполнению государственного задания на оказание высокотехнологичной медицинской помощи в 2014 году, что привело к его исполнению в неполном объёме, Щ. как заведующей отделением детской хирургии пороков развития и приобретённой патологии для новорождённых детей и детей грудного возраста перинатального центра было объявлено дисциплинарное взыскание в виде выговора. Из текста оспариваемого приказа не усматривается, каким именно образом истицей Щ. была допущена неудовлетворительная организация работы вверенного ей отделения, в чём именно она выразилась и к каким неблагоприятным последствиям привела. Кроме того, из текста оспариваемого приказа также не усматривается, как именно установленная ответчиком неудовлетворительная организация работы Щ. соотносится с её должностными обязанностями, определёнными трудовым договором, должностной инструкцией и Приказом ФГБУ СЗФМИЦ Минздрава России «Об оказании высокотехнологичной медицинской помощи в клинике Центра в 2014 году». Из Должностной инструкции истицы также не следует, что на Щ. возложены какие-либо обязанности по организации работы отделения, связанной с обеспечением выполнения плана ВМП, определённого государственным заданием. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что на момент применения к Щ. дисциплинарного взыскания в её действиях отсутствовал состав дисциплинарного проступка, являющийся основанием для привлечения Щ. к дисциплинарной ответственности, что является основанием для отмены применённого к истице дисциплинарного взыскания. 


Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга отказал в удовлетворении необоснованных требований о взыскании убытков и компенсации морального вреда. Б. обратилась в суд с иском к ООО «Ава-Петер» о взыскании убытков и компенсации морального вреда, указывая, что между ней и ответчиком, чьи интересы представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев, был заключён договор на предоставление платных медицинских услуг, по которому ответчик обязался предоставить ей медицинские услуги в области репродуктивной медицины – искусственной инсеминации спермой мужа, а она оплатить услуги в соответствии с прейскурантом Клиники; в назначенный для проведения процедуры врач Клиники отказался проводить процедуру, сославшись на то, что лечение на даст результата из-за плохого качества спермы. После направления ответчику претензии ей были возвращены денежные средства в размере стоимости лечения. Полагая действия ответчика по отказу в проведении лечения неправомерными, Б. просила взыскать с ООО «Ава-Петер» в счёт возмещения убытков расходы по приобретению лекарств, необходимых для подготовки к процедуре, и расходов по проезду к Клинике из города Твери, стоимость приёма врача, а также компенсацию морального вреда. Суд пришел к выводу, что ответчик, учитывая, что на момент заключения договора, а также в период подготовки истицы к процедуре не мог знать о данных спермограммы мужа истицы на дату самой процедуры, которые свидетельствовали о невозможности достижения результата, ответчик был вправе отказать в проведении данной процедуры в рамках лечения бесплодия и, как следствие, наступления беременности. В соответствии с условиями договора, исполнитель медицинской услуги обязался организовать и обеспечить выполнение только необходимых пациенту лечебных мероприятий. Введение в полость матки спермы, даже после соответствующей обработки не достигшей минимально необходимых показателей годности к указанной процедуре, является бессмысленной манипуляцией, безусловно не относящейся к необходимым лечебным мероприятиям, поскольку клинике заведомо известно о недостижимости необходимого результата – лечения бесплодия и наступления беременности. В части компенсации морального вреда суд пришел к выводу, что указанные истицей нравственные страдания не находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика, при этом вина ответчика в их возникновении отсутствует, указанные истицей переживания связаны с невозможностью достижения результата от манипуляции и наступления беременности.

Сестрорецкий суд Курортного района Санкт-Петербурга отменил как незаконный приказ о применении дисциплинарного взыскания, связанного с оформлением информативного добровольного согласия. Директором СПб НИИ онкологии им. Петрова был издан приказ «О применении дисциплинарного взыскания», которым на заведующего отделением химиотерапии и комбинированного лечения злокачественных опухолей и врача указанного отделения - истицу Р. - были наложены дисциплинарные взыскания в виде выговоров. Служебной проверкой ответчика было установлено, что в историях болезни несовершеннолетней пациентки М. отсутствуют сведения об отказе родственников ребёнка от препаратов, имевшихся в аптеке института, а в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство не отражены факты использования химеопрепаратов, купленных матерью пациентки самостоятельно. Указанные факты, по мнению, работодателя, свидетельствовали о нарушениях лечащего врача Р. при оформлении первичной медицинской документации. Суд установил, что отсутствие в историях болезни М. сведений об отказе родственников ребёнка от препаратов, имевшихся в аптеке института, неотражение в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство фактов использования химиопрепаратов, купленных матерью пациентки самостоятельно, не являются нарушением определённых законодательством или установленным локальным правовым актом стандартов и правил заполнения медицинской документации. Таким образом, суд не усмотрел в действиях истицы состава отражённого в приказе дисциплинарного проступка. Также суд, руководствуясь трудовым законодательством, счёл, что применение ответчиком дисциплинарного взыскания в виде выговора в отношении истицы было произведено с нарушением процедуры привлечения работника к дисциплинарной ответственности. В пользу истицы, чьи интересы в судебном процессе представляли адвокаты Алексей Николаев и Ольга Зиновьева, была взыскана компенсация морального вреда, причинённого истице незаконным применением дисциплинарного взыскания, а также судебные расходы.

Невский районный суд Санкт-Петербурга по заявлению адвоката Адвокатской Группы ОНЕГИН Ольги Зиновьевой вынес частное определение в адрес Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга о нарушении СПб ГБУЗ «Родильный дом № 18» врачебной тайны. СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18", будучи ответчиком по иску П. и П. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причинённого смертью новорождёного, не получив согласия истицы П., ознакомил с медицинскими документами П., а также протоколом патологоанатомического вскрытия и историей развития новорождённого П. с заключением судебно-медицинской экспертизы, проведённой в рамках настоящего гражданского дела, следующих лиц: сотрудников СПбГА им. Мечникова Покровского С. Э., Костючек Д. Ф., директора НИИ акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта СЗО РАМН Айламазяна Э. К. и заведующего кафедрой акушерства и гинекологии № 2 СПб МАПО Кустарова В. Н., что подтверждается их письменными пояснениями, представленными в материалы дела, а также устными пояснениями Кустарова В. Н., Покровского С. Э. и Костючек Д. Ф., данными в ходе судебного рассмотрения дела. Тем самым СПб ГБУЗ "Родильный дом № 18" были нарушены действующие положения законодательства об охране врачебной тайны, что выразилось в предоставлении сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.


Приморский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрело гражданское дело по иску О. к ООО «33 ЗУБ Люкс» о защите прав потребителя. Истица, чьи интересы представляла адвокат Ольга Зиновьева, обратилась за терапевтическим стоматологическим лечением в ООО «33 ЗУБ», где ей было рекомендовано протезирование мостовидным протезом с 16-ого по 14-й зубы. После проведенного лечения (пломбировка канала, установление штифта и пр.) в области 14-ого зуба имелась постоянная боль. Позднее, истица О. обратилась в ЗАО «Меди», которое установило причину боли -  трещина корня 14-ого зуба, возникшая в результате установки штифта. На данное заключение ответчик не отреагировал, О. была вынуждена обратиться в ЗАО «Меди» за медицинской помощью, где ей  был удален 14-й зуб, установлен имплантат и искусственная коронка на имплантат. Истица О. просила взыскать убытки в виде суммы по договору с ответчиком, неустойку за просрочку исполнения требования потребителя, стоимость услуг в ЗАО «Меди», а также компенсацию морального вреда. Выслушав объяснения сторон, допросив экспертов и свидетелей, изучив материалы дела, обозрев медицинские карты О., руководствуясь Законом «О защите прав потребителей», суд счел иск подлежащим удовлетворению. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, возникновение осложнений при подготовке 14-го зуба О. в клинике ООО «33 ЗУБ Люкс» к протезированию мостовидным протезом (с опорой на 14-16 зубы) свидетельствует о некачественно проведённой подготовке к протезированию (выведение пломбировочного материала за верхушку 14-го зуба, выявленного на рентгенографии). Профилактика возникновения  осложнений является одним из критериев качества оказания медицинской помощи. Несвоевременное установление диагноза обострения хронического периодонтита 14-го зуба и не назначение адекватного лечения является дефектом оказания медицинской помощи, так как качественное лечение не предполагает дефектов его оказания. Кроме того эксперт Яковенко Л. Л. пояснил, что как таковой диагноз «Хронический пульпит 14-го зуба» в ООО «33 ЗУБ Люкс» поставлен не был, и подтвердил, что выход пломбировочного материала за верхушку зуба является нарушением технологии и не допускается. В данном случае, именно он привёл к осложнению в виде обострения хронического периодонтита, вызывавшего постоянную боль у пациента в течение длительного периода. Эксперт показал также, что при сложившихся обстоятельствах после проведения в ООО «33 ЗУБ Люкс» некачественной подготовки к протезированию, прекращение боли у О. было возможно только путём удаления зуба; сохранение его исключается, поскольку даже при временном облегчении впоследствии боль появилась бы вновь. Интересы истицы представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Калининский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску В., интересы которой представляла адвокат Ольга Зиновьева, к СПБ ГБУЗ «Городская больница Святой преподобномученицы Елизаветы» (Елизаветинская больница) о компенсации материального и морального вреда, причиненного повреждением здоровья в связи с дефектом оказания медицинской помощи. Истице В. в Елизаветинской больнице была выполнена операция в объёме остеосинтеза чрезвертельного перелома бедренной кости Г-образной пластиной ТРХ. Спустя две недели после операции истица была выписана. Однако впоследствии состояние истицы ухудшилось, появились непрекращающиеся боли в области проведенной операции. Из-за недоверия к ответчику В. пришлось обратиться за платной медицинской помощью в Российский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии им. Р. Р. Вредена, где ей была выполнена повторная операция, в результате которой были извлечены сломавшаяся пластина и оставленная врачами ответчика марлевая салфетка. В. обратилась в суд с иском о взыскании материального и морального вред в связи с тем, что она, в прошлом известная спортсменка, Заслуженный мастер спорта, до операции вела активный образ жизни, являлась заслуженным тренером СССР, занималась активной общественной деятельностью - была председателем Совета ветеранов общества «Динамо», Вице-президентом Федерации велоспорта РФ, в настоящее время она физически беспомощный инвалид безо всяких перспектив на восстановление здоровья, человек, лишённый возможности вести полноценный образ жизни, общаться с людьми, заниматься любимым делом. Суд пришел к выводу об обоснованности требований истицы и удовлетворил исковые требования, ссылаясь на то, что с достоверностью установлено, что при оказании медицинской помощи В. в период стационарного лечения у ответчика был допущен дефект при проведении хирургического вмешательства, так как по окончании операции не был произведён тщательный пересчёт инструментов и материалов. Так, осложнения, наступившие в результате оставления в операционной ране марлевой салфетки, привели к необходимости повторной операции, которая явилась результатом профессиональной ошибки в ходе осуществления медицинской помощи. Так как отсутствие надлежащего качества данной помощи ответчиком не оспаривается, а заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы установлено, что между дефектом оказания медицинской помощи и нуждаемостью В. в постоянном постороннем уходе имеется причинно-следственная связь, инвалидность, установленная истице, является следствием дефекта оказания медицинской помощи, допущенного в Елизаветинской больнице.


Мировой судья судебного участка № 170 рассмотрел гражданское дело по иску Л.  к ООО «Амориа Групп» и ООО «Домашний Доктор» о взыскании денежных средств в соответствии с Законом РФ «О защите прав потребителей». Причиной обращения истицы к ответчикам явилось возникновение у нее доверия к содержанию рекламных материалов медицинского центра «Амориа», транслируемых по эфирным телеканалам, а также размещенных в журналах «Каталог 365» и «Космополитен Петербург», согласно которым медицинский центр «Амориа» предлагает к реализации медицинскую услугу «безоперационной ультразвуковой липосакции», существо которой заключается в однократном физиотерапевтическом воздействии ультразвукового датчика UltraShape Contour I на обрабатываемую зону в течение времени от 3 до 5 часов. При этом медицинский центр гарантировал потерю в обрабатываемой зоне от 2 до 5 см. Л. пришла на прием к врачу в медицинский центр «Амориа» ООО «Амориа Групп», где после поверхностного осмотра ей было предложено провести процедуру в этот же день и с ней заключен вышеуказанный договор. Проведенная процедура  не оказала положительного и ожидаемого результата, заявленного и обещанного в рекламе. Более того, уже в медицинском центре истицу стали уверять в том, что для достижения положительного эффекта процедуру следует проводить неоднократно. Истица Л. пришла к выводу о том, что ей была оказана некачественная услуга и в связи с этим был предъявлен иск о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. Выслушав сторону, изучив письменные доказательства по делу, суд нашел иск подлежащим удовлетворению. Суд учёл, что истица получила недостоверную информацию из рекламных ресурсов о предполагаемой услуге, оказываемой в медицинском центре «Амориа». Таким образом ООО «Амориа Групп» и ООО «Домашний Доктор» нарушили права потребителя Л. на получение достоверной информации об оказанной услуге и оказали её некачественно. Руководствуясь ст. 4 Закона «О защите прав потребителей», суд указал, что исполнитель обязан оказать потребителю услугу, качество которой соответствует договору. Однако договор, заключенный между истицей и ответчиком, не содержит сведений о том, какая именно медицинская услуга приобретается потребителем у ООО «Амориа Групп», к какой области медицины относится указанная услуга, каковы объем и цели приобретаемой услуги, а также не содержит сведений о том, какой именно товар приобретается потребителем у ООО «Домашний Доктор», каковы его назначение и потребительские свойства. Раздел 3 договора относит к медицинской услуге ООО «Амориа Групп» «работу врача», не определяя, специалистом в какой именно области медицины является врач, в чем именно заключается его работа и в чем именно состоит воздействие на здоровье потребителя, а к категории товара, приобретенного Л. у ООО «Домашний Доктор», ультразвуковой датчик и 594 импульса. Информационный лист, подписанный Л., также не содержит полной, достоверной, понятной потребителю информации об услуге, в нем подтверждено лишь отсутствие у истицы противопоказаний для выполнения неинвазивной липосакции, тогда как согласно п. 4 ст. 12 закона «О защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре, необходимо исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара (услуги). Интересы истицы Л. в суде представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева.


Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску Б. к ООО «Ава-Петер» о взыскании компенсации морального вреда, причинённого, по мнению Б., незаконным разглашением клиникой-ответчиком врачебной тайны. Интересы ответчика представляли адвокаты Ольга Зиновьева, Алексей Николаев, Татьяна Заседателева. Б. обратилась в ООО "Ава-Петер" для оказания медицинских услуг в области репродуктивной медицины. Истица обратилась в суд с иском о взыскании с ООО "Авва-Петер" компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что данной организацией была незаконно разглашена информация, составляющая врачебную тайну: пациенткой в адрес ООО "Ава-Петер" была направлена претензия, однако ответ на её обращение был дан не самой организацией ООО "А.", а адвокатским бюро. Размер морального вреда истица оценила в 2000000 рублей. Судом в удовлетворении исковых требований Б. было отказано, исходя из следующего: между ООО "Ава-Петер" и Адвокатским бюро "Адвокатская Группа ОНЕГИН" заключён договор, по которому адвокатское бюро приняло на себя обязательства по оказанию обществу правовой помощи по юридическому сопровождению медицинской деятельности клиники. Суд, руководствуясь Федеральным законом "Об основах охраны здоровья граждан", Федеральным законом РФ "Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации", пришел к выводу о том, что законодатель предусматривает возможность передачи сведений, составляющих врачебную тайну, лицам, которым они стали известны при обучении, исполнении трудовых, должностных, служебных и иных обязанностей, в том числе и при осуществлении адвокатской деятельности, хотя и накладывает на таких лиц соответствующий запрет на разглашение указанных сведений. В связи с этим передача сведений, составляющих врачебную тайну, от ООО "Ава-Петер" указанному адвокатскому бюро в рамках договора на оказание правовой помощи, была допустима. Признание иного привело бы к нарушению права на получение квалифицированной правовой помощи.


Выборгский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел дело по иску И., Г. к ФГУ "Клиническая больница № 122 имени Л. Г. Соколова Федерального медико-биологического агентства» о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда. Истцы, чьи интересы представляла адвокат Ольга Зиновьева, обратились в суд с иском о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, указав, что в отделении реанимации ответчика скончалась их мать Г., 1937 года рождения. Г. на возмездной основе была проведена операция в объёме влагалищной экстирпации матки без придаков, кольпоперинеоррафии с уретро-везико-сфинктеропластикой. В течение всего послеоперационного период Г. ежедневно жаловалась на слабость, тянущие боли внизу живота и в области промежности, однако лечащим врачом значения жалобам пациентки не придавалось, никаких адекватных мероприятий, направленных на выявление причины недомогания и болевых ощущений, не предпринималось. Несмотря на предъявляемые пациенткой жалобы на слабость, пациентка Г. была выписана, однако при выходе из учреждения ответчика в здании больницы она потеряла сознание. Истица И. обратилась за помощью к лечащему врачу Мельнику К. Ю., который разъяснил, что больная Г. из гинекологического отделения выписана, и то, что с ней происходит, не находится в связи с предыдущим лечением, и рекомендовал обратиться в приёмный покой этого же учреждения для обследования и дальнейшего лечения. Г. была обследована в боксе приёмного отделения ответчика, где были установлены показания для повторной госпитализации Г. на гинекологическое отделение ответчика. В тот же день между дочерью пациентки - истицей И. - и ответчиком был заключён новый договор, предметом которого являлось стационарное лечение на гинекологическом отделении. Г. была проведена повторная операция в объёме средне-нижнесрединной лапаротомии, ревизии органов брюшной полости, вскрытия и дренирования абсцесса малого таза. При вскрытии брюшной полости были обнаружены признаки перитонита, а также обнаружено и вскрыто осумкованное отграниченное образование, расположенное между прямой кишкой и мочевым пузырём, позднее диагностированное как абсцесс брюшной полости. В последующий период состояние больной только ухудшалось, ей были диагностированы осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы. Через два дня Г. скончалась. Полагая действия лечащего врача Мельника К. Ю. по оказанию медицинской помощи Г. ненадлежащими и несвоевременными, а в действиях ответчика наличие виновной непредусмотрительности и небрежности, выразившейся в невыполнении лечебных мероприятий и неправильном выполнении проводимого лечения, приведших к смерти Г., что подтверждено заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы, истица И. просила взыскать с ответчика расходы на лечение матери, истец Г. просил взыскать расходы на погребение, а также компенсацию морального вреда в пользу каждого истца. Суд нашел требования истцов обоснованными и подлежащими удовлетворению. Основываясь на заключении экспертов, суд пришел к выводу о том, что при лечении Г. в учреждении ответчика допущены дефекты оказания медицинской помощи. Из показаний экспертов следует, что по сложившейся медицинской практике при выписке больного следует повторно сделать все необходимые анализы, что сделано не было. При наличии контроля крови в послеоперационном периоде больной Г. диагноз мог быть установлен раньше, из её карты следует, что все симптомы больной позволяли сделать выводы о заболевании, однако, необходимые выводы так и не были сделаны, что привело к смерти пациентки. Количество лабораторных исследований больной Г. могло бы быть иным. Анализ крови больной был взят только накануне выписки, в случае выполнения данных анализов более часто, можно было определить наличие воспалительного процесса, что являлось бы основанием для более ранней диагностики наличия абцесса. 

Фрунзенским районным судом Санкт-Петербурга рассмотрено дело по иску В., В. к СПб ГУЗ "Городская поликлиника № 78», СПб ГУЗ "Городская поликлиника № 109» о возмещении материального вреда, взыскании денежной компенсации морального вреда, судебных расходов. Истцы, чьи интересы в суде представляла адвокат Татьяна Заседателева, обратились с исковым заявлением к ответчикам, указав, что в результате неправильной постановки диагноза и оказания медицинской помощи врачами ответчиков: Мазуриной Т. В., и Рева Б. Н. скончалась дочь истцов - В., 02 апреля 2007 года рождения. В обоснование заявленных требований истцы указывают, что смерть их дочери наступила вследствие менингокковой инфекции, менинкококцемии, а также в результате виновного бездействия работников ответчиков, которые не приняли надлежащих мер по ранней диагностике инфекционного заболевания, что привело к поздней госпитализации ребёнка. В ходе разбирательства по делу судом достоверно установлено, что врачами ответчиков допущены дефекты в оказании медицинской помощи В. на всех её этапах, отсутствие своевременной госпитализации ребёнка в стационар (с опозданием около 9 часов), а также наличие причинно-следственной связи между указанными дефектами и смертью пациентки, в связи с чем на ответчиков надлежит возложить в равных долях ответственность по возмещению вреда, причинённого истцам смертью их малолетней дочери. Оценивая в совокупности объяснения сторон, показания свидетеля, заключение посмертной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, показания экспертов, данные в судебном заседании, суд пришел к выводу о том, что имеется причинно-следственная связь между действиями врачей ответчиков, выразившимися в ненадлежащем лечении, что способствовало наступлению смертельного исхода, и нравственными страданиями истцов, потерявших ребёнка. Суд удовлетворил исковые требования истцов, взыскав с ответчиков в равных долях возмещение материального и компенсацию морального вреда, а также судебных расходов.

Приморским районным судом Санкт-Петербурга утверждено мировое соглашение сторон по иску П., интересы которой представляли адвокат Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева, к ООО "Санкт-Петербургский институт красоты". Истица П. обратилась в суд с иском о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда, мотивируя исковые требования тем, что ей с ненадлежащим качеством была выполнена операция ринопластики - носовое дыхание истицы стало затруднённым, она была вынуждена пользоваться лекарственными препаратами; при этом для устранения недостатков услуги истице необходимо прибегнуть к новому оперативному вмешательству. Кроме того, в ходе рассмотрения дела третьим лицом по делу - врачом пластическим хирургом А. - были предъявлены докумены о образовании, стаже, квалификации, из которых следовало прохождение врачом А. профессиональной переподготовки по пластической хирургии в ГОУ ВПО "Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова" МО РФ. При этом на запрос в указанное учреждение был получен ответ о том, что врач А. в ГОУ ВПО "Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова" МО РФ не обучался, представленный врачом А. диплом о профессиональной переподготовке указанным образовательны учреждением не выдавался. Между истицей П. и ответчиком на стадии судебного разбирательства было заключено мировое соглашение, согласно которому ООО «Санкт-Петербургский институт красоты» обязался выплатить истице денежные средства в размере, определённом соглашением.

Кировский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску по иску К. и Е. к СПб ГБУЗ «Родильный дом № 10» о возмещении вреда, причинённого смертью супруги истца К. и дочери истицы Е., компенсации морального вреда, возмещении вреда, причинённого смертью кормильца. Во время родов в СПб ГБУЗ "Родильный дом № 10" скончалась К. Муж К. - К., действуя в своих интересах и в интересах дочери К., а также мать К. - Е., обратились в суд с иском, ссылаясь на то, что смерть роженицы наступила в результате допущенных сотрудниками ответчика ошибок и нарушений при ведении родов, невыполнении обязательных лечебных мероприятий и неправильном выполнении проводимого лечения. Интересы истцов представляла адвокат Ольга Зиновьева. Суд, изучив материалы дела, заслушав объяснения сторон, объяснения судебных экспертов, объяснения специалиста, объяснения врача-анестезиолога, нашёл иск обоснованным и подлежащим удовлетворению, поскольку вина ответчика в наступлении смерти К. нашла своё подтверждение, комиссия судебно-медицинских экспертов в своём заключении пришла к выводу о том, что непосредственной причиной смерти К. явилось маточное кровотечение, развившееся как осложнение имевшейся у неё патологии прикрепления плаценты к стенке матки. Таким образом, между имевшейся патологией - вращением плаценты в матку - и развитием кровотечения имеется прямая причинно-следственная связь. Механизм смерти К. от кровотечения реализовался через развитие геморрагического шока с острой левожелудочковой недостаточностью и постгеморрагической анемией. Хирургическим путём развившееся у К. маточное кровотечение остановлено не было. Дефект оказания медицинской помощи находится в прямой причинно-следственной связи с летальным исходом.

Московским районным судом Санкт-Петербурга был удовлетворён иск К. к ООО «Научно-производственный Медицинский центр «ЭКСИМЕР» о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда, взыскании денежных средств. Интересы истца К. в судебном процессе представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева. К. обратился за судебной защитой, ссылаясь на то, что он обратился в ООО «НПМЦ «Эксимер» за оказанием платных медицинских услуг - лазерной коррекции зрения для устранения дальнозоркости на обоих глазах. В результате проведенного оперативного вмешательства у истца развилось расходящееся косоглазие, в связи с чем, а также в связи с периодически возникающим бинокулярным двоением зpения, истец вновь обратился к ответчику. К. была выполнена повторная операция, однако ожидаемого эффекта она также нe дала, а образовались дефекты, которые ранее не отмечались - сужение левой глазной щели, западение левого глазного яблока, ограничение объёма движения левого глаза в обе стороны, ухудшение сумеречного и ночного зpения, эрозия роговицы левого глаза, а также видимый косметический дефект. Суд пришел к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению. Суд учёл также, что сотрудники ответчика, рекомендовавшие истцу хирургическое лечение, не могли не знать о неизбежных и возможных осложнениях, а также о сопутствующих явлениях после выполнения хирургической операции в раннем послеоперационном периоде (в течение нескольких дней после проведения операции). Кроме того, лечащий врач Ковалевская И.С., которая осуществляла основное лечение К., обладала соответствующими специальными знаниями, которые позволяли ей предположить последствия производимых операций. Как усматривается из материалов дела, а также следует из объяснений истца, ответчиком не была представлена в доступной форме информация, в чём именно в процессе оказания медицинской услуги состоит воздействие на здоровье истца и наступление каких возможных последствий для его здоровья в итоге оказания услуги является допустимым с охватом как ожидаемых желательных, так и возможных нежелательных побочных или сопутствующих эффектов, а также вероятных осложнений. Не было сообщено о характере и тяжести возможных последствий, о порядке обнаружения и устранения нежелательных последствий для здоровья в связи с медицинским воздействием, а также не была предоставлена информация об обстоятельствах, которые могут препятствовать эффективности предпринимаемых в составе медицинской услуги действий или обусловить нежелательные последствия для здоровья.

 

Гатчинским городским судом Ленинградской области рассмотрено гражданское дело по иску И. к МУЗ «Гатчинская Центральная районная клиническая больница", интересы которой представляла адвокат Ольга Зиновьева, о взыскании убытков и компенсации морального вреда вследствие утраты близкого человека. В обоснование своих требований истица указала, что её мать, находясь на дачном участке в садоводстве, почувствовала себя плохо. Прибывший по вызову врач скорой помощи предложил госпитализировать её в Гатчинскую ЦРБ, где пациентку осмотрел дежурный невропатолог, однако никакой медицинской помощи не оказал, в госпитализации матери истицы было отказано. Истица была вынуждена самостоятельно транспортировать мать из Гатчины в Санкт-Петербург, где мать истицы была госпитализирована в СПб ГБУЗ "Городская Мариинская больница", в которой пациентке был установлен диагноз «острый инсульт» и оказана необходимая медицинская помощь. Однако впоследствии мать истицы умерла. По мнению истицы, смерть её матери явилась результатом халатности и самонадеянности врачей Гатчинской ЦРКБ. Суд не нашел правовых и фактических оснований для удовлетворения исковых требований. Так, согласно исследованным судом материалам дела, обстоятельства отказа матери истицы в оказании медицинской помощи не подтвердились и были опровергнуты ответчиком. Согласно заключению комиссии судебно-медицинских экспертов, причинно-следственная связь между действиями медицинских работников МУЗ «Гатчинская ЦРКБ» и смертью матери истицы отсутствует. 

Европейский суд по правам человека принял решение о признании обязательным личного участия гражданина по делам о недееспособности и недобровольной госпитализации в психиатрический стационар. Дело в Европейском суде (далее - ЕСПЧ) было инициировано жалобой Штукатурова П.В., поданной против Российской Федерации о нарушении Конвенции о защите прав человека и основных свобод при признании его недееспособным без его участия и извещения, о содержании в психиатрической больнице и о запрете встреч с защитником. Штукатуров П.В. был признан недееспособным решением суда по ходатайству своей матери. Узнал об этом случайно, так как он не был приглашен в судебное заседание и не извещен о принятом судом решении. Подозревая, что мать действовала в корыстных целях для завладения недвижимости и имуществом, Штукаторов П.В. обратился за помощью к адвокату Дмитрию Бартеневу. Однако, не успев проконсультироваться и собрать все необходимые документы надлежащим образом, Штукатуров П. В. был по инициативе своего опекуна (матери) принудительно госпитализирован в психиатрический стационар. Длительное время ему отказывали во встречах с защитником, ссылаясь на то, что недееспособный гражданин имеет права действовать только через своего опекуна; последний категорично не давал своего разрешения, руководство больницы также отказывало во всех стремлениях адвоката Дмитрия Бартенева увидеться и установить контакт с клиентом. ЕСПЧ, рассмотрев материалы дела, пришел к выводу о том, что имелось прямое нарушение статей Конвенции, среди них: статьи 6 в отношении судебного разбирательства о признании заявителя недееспособным; статьи 8 в связи с признанием заявителя полностью недееспособным; пункта 1 статьи 5 в отношении законности содержания заявителя под стражей в больнице; пункта 4 статьи 5 в отношении невозможности для заявителя добиться освобождения из больницы. На основании указанного решения ЕСПЧ, была подана жалоба в Конституционный Суд РФ граждан, по их мнению, незаконно признанных недееспособными – Штукатурова П. В., Яшиной М. А. и Гудковой Ю. К. Конституционным Судом РФ было вынесено Постановление о признании не соответствующими Конституции РФ ряда норм ГПК РФ и Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». Конституционный Суд РФ в своем Постановлении принял сторону заявителей и пришел к выводу, что статус недееспособного гражданина в российском законодательстве регламентирован не достаточно тщательно. Некоторые правовые нормы значительно ухудшают положение гражданина и не позволяют ему в полной мере защитить свои права. Суд указал, что дискриминация людей с психическими расстройствами недопустима. Такие граждане должны являться равноправными участниками судебных разбирательств, которые в соответствии с принципами справедливости правосудия, состязательности и равноправия сторон в судебном процессе могут защищать свои права; такие категории дел не должны рассматриваться без их участия. Также Конституционный Суд РФ указал, что гражданин, которого признали недееспособным, должен иметь право самостоятельно без разрешения опекуна обжаловать решение в вышестоящих инстанциях. Иное означает ограничение его прав на судебную защиту. Конституционный Суд РФ постановил осуществить пересмотр дел заявителей судами в обычном порядке с учётом настоящего Постановления. Интересы заявителя Павла Штукатурова в Европейском суде по правам человека и Конституционном суде Российской Федерации представлял адвокат Дмитрий Бартенев.


Сестрорецкий суд Курортного района Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску К. к СПб ГУЗ «Городская больница № 40» о компенсации морального и возмещении материального вреда. К., интересы которого представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева, обратился в суд с иском к СПб ГУЗ «Городская больница № 40», основываясь на том, что жена истца обратилась в СПб ГУЗ «Городская больница №40» за получением платной медицинской услуги в области пластической и реконструктивной хирургии в объёме иссечения жировых складок передней брюшной стенки. Операцию в указанном объёме предложил выполнить сотрудник больницы Якимов Д.К. Договор на оказание платной медицинской услуги не оформлялся, деньги были переданы лично Якимову Д.К. без оформления соответствующих документов, в медицинской карте К. было отражено, что она была госпитализирована в больницу по направлению хирурга поликлиники с диагнозом «грыжа белой линии живота». К. была выписана спустя некоторое время для продолжения лечения в домашних условиях, на дому врач-хирург Якимов Д.К. выполнял пациентке перевязки. Одна состояние К. стало прогрессивно ухудшаться, что привело к летальному исходу по причине послеоперационного сепсиса. Исследовав представленные доказательства, суд пришел к выводу, что медицинская помощь в СПб ГУЗ «Городская больница № 40» была оказана К. ненадлежащим образом. Смерть К. наступила в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи врачами СПб ГУЗ «Городская больница № 40», что повлекло за собой нравственные страдания истца К., связанные со смертью супруги. Суд счёл возможным взыскать с ответчика в пользу истца расходы, понесенные на погребение супруги, а также затраты на установку надгробного памятника, компесацию морального вреда, судебные расходы.

Пушкинским районным судом был удовлетворен иск Б. к ООО «Балт-Мед» о возмещении ущерба в связи с оказанием медицинских услуг, расходов по устранению последствий некачественного лечения, убытков и компенсации морального вреда. Гражданин Б. обратился в ООО «Балт-Мед» за получением платной медицинской услуги - диагностики заболевания и его лечения. По результатам проведенного ответчиком обследования был установлен диагноз «хронический гастрит,  хронический холецистит, стадия обострения», в соответствии с которым назначено лечение. Позже, в связи с ухудшением состояния здоровья, истец обратился в ФГУП «Медицинский Центр «Адмиралтейские верфи», где врачом-хирургом был диагностирован «аппендикулярный инфильтрат», после чего санитарным транспортом истца доставили в ФГУЗ «Центральная медико-санитарная часть №122 Федерального медико-биологического агентства», врачом которого установлен диагноз «гангренозный аппендицит в инфильтрате периаппендикульрный абсцесс» и выполнено оперативное вмешательство в объёме аппендэктомии и дренирования полости абсцесса. Истец, ссылаясь на Закон РФ «О защите прав потребителей», мотивировал исковое заявление тем, что при оказании медицинских услуг ответчик нарушил его права как потребителя на качество и безопасность услуги, не предоставил информацию в объёме, необходимом и достаточном для осуществления осознанного выбора услуги, что повлекло значительные последствия, которые также отразились на трудоспособности истца. Ответчик признал иск частично, согласившись возместить расходы по лечению в ООО «Балт-Мед». Суд удовлетворил иск Б. к ООО «Бал-Мед», взыскав в его пользу возмещение имущественного вреда, компенсации морального вреда, судебные издержки. Интересы истца представляла адвокат Ольга Зиновьева.

Приморский районный суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску Т., интересы которой представляла адвокат  Татьяна Заседателева, к ЗАО «Выбор» о расторжении договора по оказанию возмездных услуг в области ортопедической стоматологии, взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда. Свои обязательства истица выполнила в полном объеме, оплатив сумму, указанную в договоре, однако ответчиком услуги по протезированию были оказаны некачественно. После обращения истицы в Городскую клинико-экспертную комиссию по контролю качества оказания стоматологической помощи населению Комитета по здравоохранению Правительства Санкт-Петербурга было представлено заключение, согласно которому работы, выполненные ответчиком, нельзя признать качественными, они подлежат исправлению. В результате некачественного оказания услуг ЗАО «Выбор» истице пришлось обратиться за устранением существенных недостатков в другую стоматологическую клинику. Истица просила суд расторгнуть договор, взыскать с ответчика в счёт возмещения убытков уплаченную по договору сумму и стоимость работ по устранению недостатков, неустойку, компенсацию морального вреда, судебные издержки. Судом было установлено, что требования истицы законны и обоснованы. Руководствуясь Законом РФ «О защите прав потребителей» в части регулирования отношений, возникающих из договора возмездного оказания медицинских услуг, и Гражданским Кодексом РФ в части возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств, и компенсации морального вреда, суд расторгнул договор оказания платных стоматологических ортопедических услуг, между ЗАО «Выбор» и Т., а также взыскал с ЗАО «Выбор» в пользу Т. имущественный и моральный вред, неустойку и судебные издержки.


Куйбышевским районным судом Санкт-Петербурга было утверждено мировое соглашение по иску И. к ООО "Международная клиника МЕДЕМ". Истец И. обратился в суд с иском к ответчику о возмещении имущественного, компенсации морального вреда, причиненного нарушением прав потребителя, а также взыскании штрафной неустойки. В обоснование своих требований И. ссылался на ненадлежащее качество медицинских услуг в области онкологии и хирургии, оказанных ответчиком за счёт истца И. его отцу - пациенту клиники: в процессе планового выполнения оперативного вмешательства врачом-хирургом было установлено наличие у отца истца И. опухолевого процесса в тонком кишечнике, в ходе оперативного вмешательства были удалены метастазы опухоли, однако первичный очаг удалён не был, несмотря на его выявление. По завершении стационарного лечения о выявленном злокачественном новообразовании пациент предупреждён не был, каких-либо рекомендаций по дальнейшему наблюдению пациенту не давалось, к врачу-онкологу пациент не направлялся, вследствие чего мужчина был лишён специализированной помощи по онкологии. Спустя несколько месяцев в ходе плановой госпитализации в ООО "Международная клиника МЕДЕМ" у пациента был выявлен канцероматоз брюшины; специфическое онкологическое лечение, полученное им в различных профильных лечебных учреждениях, оказалось неэффективным, и через полгода пациент скончался. В ходе судебного разбирательства стороны заключили мировое соглашение, по условиям которого ООО "Международная клиника МЕДЕМ" обязалось выплатить истцу И. денежные средства в размере 1 500 000 рублей. Интересы истца в суебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева.

 

Выборгским районным судом Санкт-Петербурга утверждено мировое соглашение по делу по иску К., интересы которой представляла адвокат Ольга Зиновьева, к ФГБУ "Клиническая больница Российской Академии наук". Истица К.  обратилась с иском о возмещении имущественного, компенсации морального вреда, причиненного нарушением прав потребителя, мотивируя исковые требования ненадлежащим качеством оказанных ей сотрудником ответчика- акушером-гинекологом услуг в области пластической хирургии и оперативной гинекологии, что повлияло на качество её жизни и ухудшило состояние здоровья. Кроме того, в процессе судебного разбирательства было установлено, что врач акушер-гинеколог, приняв от пациентки К. денежные средства, в кассу учреждения их не внесла, присвоила их и направила на собственные нужды. В ходе судебного разбирательства стороны пришли к соглашению, на основании которого ответчик - ФГБУ "Клиническая больница Российской Академии наук" - обязался выплатить истице денежные средства в размере, определённом соглашением.

 

Фрунзенский районый суд Санкт-Петербурга рассмотрел гражданское дело по иску Л. и её мужа А., интересы которых представляла адвокат Ольга Зиновьева, к СПб ГУЗ "Городская поликлиника № 44» о компенсации морального вреда, возмещении ущерба, судебных расходов. Гражданка Л. обратилась в суд с иском, в котором указала, что в СПб ГБУЗ "Родильный дом № 6" у неё родился мальчик, страдающий синдромом Дауна, который через три месяца скончался. Истица указывает, что в начале беременности по направлению женской консультации сдала анализы на АФП и ХГЧ, прошла полное клинико-лабораторное обследование, и, поскольку никаких данных о наличии у плода внутренних пороков развития и хромосомных патологий, решила сохранить беременность. Истица считает, что ответчиком ей была оказана медицинская услуга ненадлежащего качества, поскольку, несмотря на существенное превышение показателя ХГЧ над допустимым значением, она не была направлена в Городской медико-генетический центр для решения вопроса о дальнейшей диагностике. С момента рождения больного ребенка истица испытывала тяжелые нравственные страдания, связанные с болезнью ребенка и его смертью. Кроме того, будучи поставленной в известность о возможной патологии плода, истица смогла бы решить вопрос о сохранении беременности: трагедию рождения больного ребенка и его смерть можно было предотвратить; моральная травма, истцов, перенесенная ими в связи с рождением больного ребенка и последующей его смертью, несоизмеримо выше, чем моральная травма из-за прерывания беременности по медицинским показаниям. Суд удовлетворил требования Л. и А., взыскав материальный ущерб и компенсацию морального вреда, а также судебные издержки. Оценивая все доказательства в совокупности, суд посчитал доказанными те обстоятельства, что при наблюдении и ведении беременности Л. были допущены нарушения требований действующего законодательства, выразившиеся в неправильном и недобросовестном толковании результатов анализов, и как следствие этого – отсутствие дальнейшего, более углубленного исследования, проводимого в специализированном учреждении – городском медико-генетическом центре.                         

Конституционный Суд Российской Федерации вынес Постановление о проверке конституционности пунктов 1 и 2 ст. 29, пункта 2 ст. 31 и ст. 32 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобой гражданки Деловой И.Б., чти интересы в Конституционном Суде РФ представлял адвокат Дмитрий Бартенев. Петродворцовым районным судом Санкт-Петербурга Делова И.Б. была признана недееспособной, так как, согласно судебно-психиатрической экспертизе, наличие у неё психического расстройства в форме лёгкой умственной отсталости не позволяет ей понимать значение своих действий и руководить ими в сфере гражданско-правовых отношений, охраны своих жилищных прав, семейно-брачных отношений, в сфере решения вопросов, относящихся к получению медицинской помощи. Исполнение обязанностей опекуна Деловой И.Б. осуществляет СПб ГБСУСО "Психоневрологический интернат № 3», где она проживает. В своей жалобе Делова И.Б. указывает, что пункты 1 и 2 статьи 29, пункт 2 ст. 31 и ст. 32 Гражданского Кодекса РФ не соответствуют принципу конституционности, так как значительно ухудшают её правовой статус как гражданина. Конституционный Суд РФ поддержал доводы Деловой И.Б., признав, что избранная федеральным законодателем в качестве меры защиты прав и законных интересов лиц, страдающих психическими расстройствами, модель правового регулирования признания гражданина недееспособным и установления над ним опеки, не предполагает учёта индивидуальных особенностей конкретной личности и её потребности в защите, и не может рассматриваться и как соответствующая современным стандартам прав человека. Конституционный Суд постановил признать взаимосвязанные положения пунктов 1 и 2 статьи 29, пункта 2 статьи 31 и статьи 32 ГК РФ не соответствующими Конституции РФ, её статьям 15 (часть 4), 19 (части 1 и 2), 23 (часть 1), 35 (часть 2) и 55 (часть 3), постольку, поскольку в действующей системе гражданско-правового регулирования не предусматривается возможность дифференциации гражданско-правовых последствий наличия у гражданина нарушения психических функций при решении вопроса о признании его недееспособным, соразмерных степени фактического снижения способности понимать значение своих действий или руководить ими. В связи с изложенным, Конституционный Суд РФ обязал федерального законодателя в соответствии с требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления внести необходимые изменения в действующее гражданско-правовое регулирование в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами, а также постановил пересмотреть судебные постановления, вынесенные в отношении гражданки Деловой И. Б. на основе нового правового регулирования.

Приморский районный суд Санкт-Петербурга частично удовлетворил иск гражданки Л. о возмещении убытков, причиненных в связи с недостатком оказанной медицинской услуги в области стоматологии; при этом сумма удовлетворённых требований составляла менее одного процента от суммы, которую требовала истица с клиники-ответчика, чьи интересы в суде представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Алексей Николаев. Истица обратилась в клинику для оказания ей медицинских услуг в области стоматологии. В день завершения работ по протезированию, после фиксации коронок передних верхних зубов, истица высказала претензии в отношении цвета коронок. Впоследствии к ним присоединились претензии в связи с аллергической реакцией на сплав, из которого были изготовлены коронки. Состоявшаяся по делу судебно-медицинская экспертиза пришла к обоснованному выводу о том, что незначительные недостатки пломбировки каналов, которые были выявлены, не находятся в причинно-следственной связи с состоянием здоровья, на которые жалуется Л. У истицы имеется изменение реактивности организма, не связанное с выполненным стоматологическим лечением, а неудовлетворенность истицы цветом коронок является её субъективным мнением. Суд не нашёл правовых оснований для удовлетворения исковых требований в части возврата денежных средств за оказание услуг в области протезирования, имплантации, лечения заболеваний пародонта, эндодотического лечения. Также суд согласился с позицией ответчика об отсутствии оснований для взыскания неустойки за просрочку удовлетворения законных требований потребителя. С истицы Л. в пользу клиники-ответчика судом были взысканы судебные расходы, превышающие сумму, взысканную с ответчика в пользу истицы Л., вследствие чего по завершении судебного процесса истица Л. была вынуждена погашать задолженность перед ответчиком.

Приморский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования пациентки Р. к ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога» о расторжении договора, взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда. В ходе проведенного ранее в ООО «Фирма Вероника ЛТД» лечения и протезирования у истицы Р. произошло нарушение смыкания зубов верхней и нижней челюсти, снижение окклюзионной высоты, появились жалобы на сильные прогрессирующие боли в области височно-нижнечелюстных суставов. При её обращениях с жалобами в ООО «Фирма Вероника ЛТД» адекватной диагностики не проводилось, причинно-следственная связь между болевыми ощущениями и проведенным лечением была установлена впоследствии при обращении пациентки в ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога». В ходе лечения и протезирования в ЗАО "Клиника Доброго Стоматолога" жалобы, с которыми она обращалась (неравномерное смыкание зубов в области больших коренных зубов слева, болевые ощущения в области жевательных мышц справа и слева, неудобство при пережевывании пищи, невозможность употреблять жесткую пищу) не исчезли, дисфункция ВНЧС не только не была устранена, но и стала прогрессировать, поскольку каких-либо лечебных мероприятий относительно данной патологии ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога» на протяжении длительного срока не осуществлялось. Несмотря на произведенные манипуляции, патология зубочелюстной системы у пациентки усугубилась. В ходе рассмотрения дела между ответчиком ООО «Фирма Вероника ЛТД» и истицей было заключено мировое соглашение, производство по делу по иску Р. ООО «Фирма Вероника ЛТД» было прекращено. Суд пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Р. Материалами дела, пояснениями участвующих в деле лиц, представленными сторонами доказательствами, в том числе медицинскими документами истицы, результатами судебно-медицинской экспертизы, установлено, что протезирование истице в ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога» было произведено некачественно, в результате оказания некачественных медицинских услуг здоровью истицы был причинен вред, требование истицы о взыскании стоимости некачественно оказанной услуги суд нашел обоснованным и подлежащим удовлетворению, вследствие чего с ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога» в пользу истицы была взыскана денежная сумма, уплаченная ею за осуществление некачественного протезирования. Также суд взыскал с ЗАО «Клиника Доброго Стоматолога" компенсацию морального вреда, убытки и судебные расходы, а также штраф за нарушение прав потребителя. Интересы истицы Р. представляли адвокаты Ольга Зиновьева и Татьяна Заседателева.

Калининский районный суд Санкт-Петербурга отменил дисциплинарное взыскание врачу отделения экстренной помощи ЛОБГУЗ "Детская клиническая больница". Интересы истца представляли адвокаты Ольга Зиновьева, Татьяна Заседателева, Алексей Николаев. Истец Р. обратился с иском к ЛОГБУЗ "Детская клиническая больница" об отмене дисциплинарного взыскания, компенсации морального вреда, мотивируя тем, что  истец в составе бригады отделения экстренной и плановой медицинской консультативной помощи с бригадами скорой специализированной (санитарно-авиационной) медицинской помощи выехал в город Волхов Ленинградской области в МУЗ «Волховская центральная районная больница» для осуществления медицинской транспортировки в СПб ГУЗ «Детская городская клиническая больница № 5 им. Н. Ф. Филатова» пациентки П., 5 лет. Учитывая наличие реакции пациентки на внешние раздражители, сопровождающие транспортировку, а также наличие указания на судороги в анамнезе пациентки и учитывая значительное расстояние предстоящей транспортировки, им было принято решение о проведении седации пациентки гипнотиком «короткого действия» - тиопенталом натрия. Противопоказания для применения указного препарата отсутствовали. После выполненной седации был достигнут желаемый уровень сознания пациентки, частота сердечных сокращений пришла в норму, артериальное давление оставалось в пределах нормы, признаки гиповентиляции отсутствовали. Пациентка была передана дежурному врачу-реаниматологу стационара в стабильном состоянии, с хорошими показателями гемодинамики и сатурации. Позднее до сведения истца был доведён приказ о применении к нему дисциплинарного взыскания в виде выговора, из которого следует, что к обстоятельствам, явившимся фактическими основаниями для привлечения его к ответственности, относятся допущенные им «недооценка тяжести состояния ребёнка, превышение риска транспортировки, что привело к ухудшению состояния ребёнка». Судом исковые требования Р. были удовлетворены полностью, суд признал незаконным и отменил дисциплинарное взыскание в виде выговора, применённое к Р. В своём решении суд основывался на результатах проведенной комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Указанным заключением «недооценка тяжести состояния ребёнка и превышении риска транспортировки, что привело к ухудшению состояния ребёнка» установлено не было, вследствие чего фактические основания для применения к истцу Р. дисциплинарного взыскания у работодателя отсутствовали. Кроме того, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности по правилам статьи 67 ГПК РФ, суд пришел к выводу о том, что применение ответчиком дисциплинарного взыскания произведено ответчиком с нарушением работодателем процедуры привлечения работника к дисциплинарной ответственности.

Калининский районный суд Санкт-Петербурга своим решением обязал исполнить договор страхования жизни и здоровья при наступлении нетрудоспособности в период действия договора ипотечного кредитования по иску С. к Санкт-Петербургскому филиалу ООО «Группа Ренессанс Страхование». Интересы истца С. представляла адвокат Ольга Зиновьева. С обратился в суд с иском об обязании ответчика осуществить выплату страхового возмещения в пользу «Сити Моргидж МБС Финанс Б.В.», возместить убытки, которые истец производил по кредитному договору после наступления страхового случая, возместить затраты на уплату страховых премий, а также расходы по делу: оплату услуг представителя, расходы за проведение экспертизы, оплату государственной пошлины. В соответствии с условиями договора страхования, страховым случаем является постоянная или частичная утрата страхователем трудоспособности (присвоение инвалидности 1 или 2 группы) в результате несчастного случая. Истец получил травму - закрытый оскольчатый перелом со смещением правой пяточной кости. Позже ему была установлена вторая группа инвалидности. Однако в нарушение условий договора ответчик не выплатил выгодоприобретателю сумму страхового возмещения. Истец был вынужден осуществлять выплаты по кредитному договору, а также продолжать уплачивать ответчику страховые премии. Поводом для отказа в выплате страхового возмещения явилось утверждение ответчика о том, что инвалидность ему установлена по комплексу патологий, а не в результате несчастного случая, и возможна его полная реабилитация. Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что ведущий патологией и непосредственной причиной установления истцу инвалидности является травма, полученная в результате несчастного случая в быту. Таким образом, суд пришёл к выводу, что инвалидность истца наступила в результате несчастного случая, вследствие чего пришел к выводу об удовлетворении исковых требований об обязании осуществления выплаты страхового возмещения, убытков, а также судебных расходов.


Кировский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил исковые требования М., чьи интересы представляла адвокат Ольга Зиновьева, о взыскании со страховой компании "АльфаСтрахование" денежных средств и процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие неисполнения страховой компанией обязательств по договору страхования выезжающих за рубеж В аэропорту города Вены (Австрия) в процессе руления самолёта к взлетно-посадочной полосе истец М. потерял сознание и был доставлен с борта самолета в отделение скорой помощи аэропорта, где далее был перевезен в Городскую больницу Вены, где был экстренно прооперирован в связи с диагнозом «острый трансмуральный инфаркт миокарда». После окончания лечения ему были выставлены счета за лечение и за медицинскую транспортировку. Между истцом М. и "АльфаСтрахование" был заключен договор страхования выезжающих за рубеж. Истец обратился в "АльфаСтрахование" с заявлением о компенсации понесенных затрат на лечение и об оплате счёта на медицинскую транспортировку, однако получил отказ. Суд пришел к выводу, что требования истца М. законны и обоснованы: в силу п. 4.5 Условий страхования, страховым случаем является внезапное заболевание, требующее неотложной медицинской помощи и повлекшее нарушение здоровья застрахованного. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы, заболевание, случившегося у истца во время руления самолета, является внезапным (острым), которое требует оказания неотложной медицинской помощи больному в максимально возможном объеме, пациента рекомендуется экстренно оперировать с наложением аортокоронарного шунта. Также судом установлено, что "АльфаСтрахование" произвело истцу выплату денежных средств за оплату услуг скорой помощи, тем самым фактически признав произошедшее событие страховым случаем. С учётом этого суд решил, что ответчик не вправе был отказать истцу в выплате страхового возмещения. Поскольку судом установлено, что ответчик неправомерно отказал истцу в выплате страхового возмещения, суд также удовлетворил исковые требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Приморским районным судом Санкт-Петербурга утверждено мировое соглашение между истицей А. и ООО "Фирма Вероника ЛТД". Истица А. обратилась в суд с исковыми требованиями к ответчику о возмещении вреда, взыскании неустойки, штрафа, компенсации морального вреда в связи с некачественно оказанными медицинскими услугами в области ортодонтии. В обоснование требований истица указывала, что на протяжении пяти лет ей осуществлялось лечение с использованием брекет-системы, однако лечение не только не привело к результату, но и ухудшило состояние зубочелюстной системы пациентки настолько, что при попытке снятия брекет-системы в другой медицинской организации была установлена патологическая подвижность всех зубов. Вследствие этого пациентке требуется дальнейшее дорогостоящее лечение, направленное на устранение недостатков предыдущего ортодонтического лечения. В ходе судебного разбирательства стороны пришли к возможности заключения мирового соглашения, согласно которому ООО «Фирма Вероника ЛТД» обязуется уплатить итице денежные средства в размере 1 500 000 рублей. Интересы истицы в судебном процессе представляла адвокат Ольга Зиновьева.

 


Закрыть ... [X]

Протоколы и этапы сердечно-легочной реанимации 9 Поделки из камней детские поделки из камней

Давление и объем связаны между собой законом 4. Физическая сущность уравнения Бернулли
Давление и объем связаны между собой законом ГОСеллюлоза, бумага, картон. Термины и
Давление и объем связаны между собой законом Эмоции и чувства человека
Давление и объем связаны между собой законом Альтернативные издержки
Давление и объем связаны между собой законом Кровь
Давление и объем связаны между собой законом 6 самых красивых